Статья опубликована в № 4773 от 14.03.2019 под заголовком: Неудобный юбилей

Юбилей, о котором решили не вспоминать

Китаист Василий Кашин о советско-китайском конфликте на острове Даманский – одном из немногих столкновений двух стран за несколько сотен лет

Пятидесятилетие российско-китайского конфликта на острове Даманский – неудобная дата для обеих стран. Российско-китайские отношения сейчас на подъеме и, вероятно, находятся в лучшем состоянии за всю их историю. Страны укрепляют сотрудничество на фоне конфликта с США и не без оснований подозревают Штаты в попытках подорвать их партнерство. Неудивительно, что и российские, и китайские СМИ постарались минимизировать освещение годовщины. На региональных и специализированных армейских ресурсах, где полностью проигнорировать дату и мемориальные мероприятия было невозможно, постарались обойтись без упоминаний о том, против кого, собственно, велись боевые действия.

Нет ничего удивительного в том, что две огромные империи, установившие отношения 400 лет назад (первая русская миссия во главе с Иваном Петлиным достигла Пекина еще при династии Мин, в 1618 г.), периодически воевали друг с другом. Удивительно, как мало они воевали. В XVII в. две страны пережили затяжной, но не слишком интенсивный и ничтожный по численности вовлеченных войск пограничный конфликт, по итогам которого граница была проведена на выгодных для Китая условиях (пересмотра Россия добилась в 1860 г. дипломатическим путем). Россия приняла участие в интервенции восьми держав в Китай в период восстания ихэтуаней на рубеже XIX и XX вв. В 1929 г. произошел скоротечный конфликт на КВЖД. Ну и последние конфликты – это, собственно, пограничные столкновения 1969 г.

Если сравнить эту военную историю с историей войн России практически с любым крупным европейским государством (и даже со многими не самыми крупными), то становится ясно, что с Финляндией, Болгарией и Румынией Россия воевала за один только XX век больше (и эти войны были более кровопролитными), чем с Китаем за всю историю отношений, – и эти конфликты невозможно сравнить с войнами, которые вел Китай в XIX и XX вв. против Великобритании, Франции, Японии, США и др.

С другой стороны, Россия пыталась (но безуспешно) перевооружить армию империи Цин во время Второй опиумной войны, чтобы китайскими руками отплатить Англии и Франции за свое поражение в Крымской войне. СССР помогал армии молодой Китайской республики в период борьбы за объединение Китая, и в дальнейшем, в ходе войны с Японией, начавшейся в 1937 г., СССР и Китай вместе воевали против США и их союзников в Корее. СССР оказал большую помощь становлению китайской армии и оборонной промышленности в 1950-е гг.

Таким образом, сотрудничество между сторонами в целом преобладало над враждой, и едва ли можно говорить о каком-то «темном» или «тяжелом» наследии двусторонних отношений. В этой истории есть темные страницы, но в отношениях любых двух сопредельных стран это неизбежно.

Относительно мирная история отношений объясняется в основном географией. Исторически две империи граничили друг с другом своими самыми отдаленными, труднодоступными и малонаселенными частями, что делало любую масштабную конфронтацию невыгодной и бесперспективной. Попытки экспансии могли предприниматься с реальными шансами на успех, лишь когда другая сторона находилась в состоянии полного хаоса и краха, а в периоды сильной центральной власти избегали военных конфликтов даже на фоне споров и недовольства друг другом.

Российско-китайский конфликт на Даманском лишь формально был вызван нерешенным территориальным вопросом – о принадлежности островов на пограничных реках. Реальные его причины лежали в сфере глобальной политики и идеологии, а также китайских внутриполитических раскладов. Конфликт между государствами вытекал из конфликта между их компартиями, боровшимися за лидирующие позиции в коммунистическом движении в развивающемся мире, их спорами из-за идеологии, напрямую затрагивавшими вопрос о роли Мао Цзэдуна и его окружения в политической жизни страны.

Боевые действия вокруг Даманского, крохотного островка на реке Уссури вблизи китайского берега, судя по доступным сейчас данным, были сознательно инициированы китайской стороной и стали кульминацией в длинной цепи пограничных инцидентов. Как правило, это были массовые выходы китайского гражданского населения либо военнослужащих на лед пограничных рек. В начале 1969 г. китайское руководство решило пойти на обострение. Результатом стала серия столкновений 2–15 марта и последующие перестрелки, в которых тактическую победу одержал СССР. Несмотря на невыгодное для советской стороны расположение острова, советским пограничникам при поддержке армии удавалось успешно выбивать с острова группы китайских военных. Вплоть до сентября 1969 г. советские пограничники сохраняли над островом огневой контроль. 11 сентября 1969 г. встреча премьеров Алексея Косыгина и Чжоу Эньлая в пекинском аэропорту положила начало деэскалации на границе.

Советские потери составили 58 человек убитыми при 94 раненых. Данные о китайских потерях противоречивы и неполны. Рассекреченные к настоящему времени материалы по истории 23-й армии НОАК говорят о 71 убитом (места их захоронения известны), но общее число китайских потерь может быть значительно больше.

Однако военные аспекты столкновения были несущественны по сравнению с политическими последствиями. Постепенный рост напряженности на границе с начала 1960-х позволял китайскому руководству обеспечить консолидацию общества перед лицом общего врага, облегчал Мао Цзэдуну борьбу с внутрипартийной оппозицией и одновременно решал задачу постепенного вывода КНР из изоляции за счет налаживания отношений с США. Американо-китайские неформальные контакты интенсифицировались в 1969 г. и укрепились на антисоветской основе после визита президента США Ричарда Никсона в Китай в 1972 г. Таким образом, политически, несмотря на тактическое поражение, китайское руководство решило задачи, которые ставило перед собой в ходе эскалации пограничного конфликта с СССР.

Но конфронтация 1960–1980-х гг. имела катастрофические социально-экономические и политические последствия и для СССР, и для Китая. СССР пришлось ускоренно развернуть в сибирской и дальневосточной тайге десятки дивизий, сотни тысяч военнослужащих, которые возводили инфраструктурные объекты, жилье и фортификационные сооружения в короткие сроки в тяжелых природных условиях. Конфликт с Китаем прямо бил по узким местам советской экономики – хронической нехватке строительных материалов и мощностей и дефициту квалифицированных рабочих. Со своей стороны Китай, готовясь к войне с технически более оснащенными советскими войсками, был вынужден содержать огромную пятимиллионную армию. В северных районах страны строились гигантские фортификационные сооружения, в городах – мощнейшая система подземных укрытий емкостью в миллионы человек. Значительная часть промпредприятий была переведена из приграничных с СССР районов в слаборазвитые провинции Центра и Юго-Запада, что привело к дополнительным огромным расходам и инвестициям не в самые качественные производственные активы. Бесперспективность и затратность противостояния были очевидны для обеих сторон, и уже с начала 1980-х они активно искали пути к нормализации отношений, которая была достигнута в 1989 г.

Важным уроком, который две страны извлекли из этого периода, стало понимание абсолютной неприемлемости конфронтации между нашими странами. Разногласия, конкуренция и споры нормальны и неизбежны, но любой конфликт между двумя огромными странами будет катастрофой, потери от которой не могут быть компенсированы никакими выигрышами на других направлениях.

Автор – ведущий научный сотрудник ИДВ РАН, завсектором ЦКЕМИ Высшей школы экономики

Читать ещё
Preloader more