Кто заплатит 249 млрд рублей долгов «Трансаэро»

Семья Плешаковых и бывший топ-менеджер «Аэрофлота» могут стать ответчиками по ее обязательствам
«Трансаэро» – компания недели /Андрей Махонин / Ведомости

Прекратившая полеты 3,5 года назад авиакомпания «Трансаэро» на минувшей неделе еще раз стала главным авиационным ньюсмейкером. Кредиторы и конкурсный управляющий «Трансаэро» решили для себя, кто виноват в ее банкротстве и кто должен выплачивать 249 млрд руб. ее долгов.

Банк ВТБ подал иск о полной субсидиарной ответственности к контролирующим акционерам компании – Александру Плешакову, его жене Ольге Плешаковой и матери Татьяне Анодиной. Активы самой «Трансаэро» примерно в 150 раз дешевле ее обязательств. То есть здесь кредиторам не светит ничего.

ВТБ считает, что в банкротстве авиакомпании виноваты ее руководители и акционеры. Банк обвиняет их в фальсификации отчетности и выводе средств из компании путем выдачи ею невозвратных займов собственным офшорным структурам. В 2012–2014 гг. «Трансаэро» отчитывалась банкам о получении прибыли и положительных чистых активах – и это помогало ей получать новые кредиты, а в 2015 г. впервые за три года опубликовала на своем сайте отчетность и для инвесторов. Отчетность была, как выразилась «Трансаэро», скорректированная, хотя это заимствованное нейтральное слово плохо описывает открывшуюся всем правду. Оказалось, что вторая по величине авиакомпания страны в 2012–2014 гг. была убыточной, ее активы из-за огромных долгов были отрицательными. Чтобы вывести активы в плюс, «Трансаэро» оценила свой бренд в 60 млрд руб., хотя правила МСФО запрещают учитывать стоимость бренда в балансе.

Вскрывшиеся убытки не мешали «Трансаэро» платить за 2012–2014 гг. дивиденды. Но кредиторы тогда молчали и надеялись, что крупного перевозчика снова поддержит государство. При этом попустительстве «Трансаэро» продолжила летать, не обслуживая кредиты, не платя за лизинг судов и накапливая долги за топливо. При этом она отчаянно демпинговала, чтобы обеспечить хоть какой-то приток денег на выплаты по предыдущим обязательствам. Авиакомпании обычно банкротятся в конце лета – начале осени, когда основные средства от продаж билетов в высокий сезон уже получены и доходы упали, а количество пассажиров и c ним расходы еще велики.

Финансовая пирамида, в которую превратилась «Трансаэро», тоже рухнула в сентябре 2015 г. У нее просто не осталось денег на работу. Сначала правительство хотело, чтобы «Трансаэро» купил «Аэрофлот» за 1 руб. Потом «Аэрофлот» при поддержке Германа Грефа убедил правительство, что труп лучше не оживлять, а похоронить. «Аэрофлот» без коллапсов перевез 2 млн пассажиров «Трансаэро», трудоустроил часть ее пилотов и бортпроводников.

В сентябре – ноябре 2015 г., когда судьба «Трансаэро» решалась в коридорах власти, ее гендиректором был топ-менеджер «Аэрофлота» Дмитрий Сапрыкин. После этого в декабре 2015 г. он возглавил авиакомпанию «Россия», в 2018 г. – аэропорт «Внуково». Адвокаты Плешаковых и конкурсный управляющий «Трансаэро» считают, что именно Сапрыкин обанкротил «Трансаэро». К нему конкурсный управляющий и подал иск о субсидиарной ответственности.

Основной их аргумент – именно Сапрыкин в октябре 2015 г. остановил продажу билетов «Трансаэро», лишив ее всякого дохода. Формально это так. Если забыть, что доходов «Трансаэро» на полеты не хватало и сентябрь – октябрь она продержалась на займах «Аэрофлота», что остановить продажу билетов (чтобы не наращивать обязательства перед пассажирами) рекомендовало правительство РФ, то получится, что именно Сапрыкин убил «Трансаэро» и должен лично отвечать по всем ее долгам. Посмотрим, что решит российский суд.