Почему покупка «Ленты» Мордашовым – не самый плохой вариант для ритейлера

Рынок давно ждал выхода нынешних акционеров из актива
«Лента» – компания недели /Андрей Гордеев / Ведомости

На прошлой неделе стало известно, что крупнейшие акционеры сети гипермаркетов «Лента» – TPG и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) – обсуждают с «Севергрупп» (основной актив – «Северсталь») Алексея Мордашова продажу своих пакетов, в сумме 41,53%. Такая доля на Лондонской фондовой бирже стоила в конце недели более $600 млн.

Новость нельзя назвать неожиданной для рынка. После того как в 2011 г. группа инвесторов из TPG, ЕБРР и «ВТБ капитала» выкупила доли Августа Мейера и Дмитрия Костыгина, стало очевидно, что рано или поздно новые владельцы в соответствии со своей специализацией захотят зафиксировать прибыль или другой результат инвестиции.

При них ритейлер оправился после корпоративного конфликта, вернулся к росту бизнеса. В 2014 г. «Лента» проводила IPO в статусе одной из самых быстрорастущих сетей в стране, инвесторы восхищались вниманием компании к новым технологиям и программой лояльности, которая строилась на основе работы с большими данными. «Лента» успела провести размещение до «крымской весны», санкций и охлаждения рынков к российским активам. В какой-то момент она даже оценивалась на бирже дороже, чем несопоставимо более крупный конкурент – владелец «Пятерочек», «Перекрестков» и «Каруселей» X5 Retail Group, которая тогда только-только начинала восстановление бизнеса.

Но за пять лет многое поменялось. Рынок больше не растет на фоне простого увеличения потребления, доходы населения стагнируют. Конкуренты, как и «Лента», рекордно наращивали сети все эти годы. Да и в целом потребительские привычки постепенно поменялись: поездка в гипермаркет в выходные на несколько часов уже не кажется обязательной, когда есть несколько магазинов у дома в целом почти с таким же ассортиментом и ценами.

Конкуренты, например X5, также начали активно вкладываться в технологии, разрабатывать персонифицированный подход к клиенту, а также онлайн-продажи. «Лента» в этом плане оказалась консервативнее. «Как ритейлер, я сам не верю, что люди будут массово покупать свежую рыбу или готовую еду онлайн», – говорил в начале 2018 г. бывший тогда гендиректором «Ленты» Ян Дюннинг в интервью «Ведомостям».

Сложности для «Ленты» постепенно накапливались, покупательский поток не удавалось вывести на устойчивый рост. Впрочем, на фоне других гипермаркетов, например «Ашана» и «О’кей», положение «Ленты» не самое сложное.

Надеяться, что бизнес «Ленты» захочет выкупить какой-либо крупный зарубежный ритейлер, было бы утопично, учитывая и внешнеполитическую ситуацию, и неудачные попытки экспансии иностранных сетей в России. Из российских ритейлеров потенциальным покупателем «Ленты» – таким, кто мог бы купить «Ленту», не рискуя быть вынужденным закрывать значительную часть магазинов из-за превышения установленной законом доли рынка в 25%, – был, по сути, лишь «Магнит». В начале 2019 г. его президентом стал Дюннинг, что породило спекуляции о возможном альянсе двух сетей. Но пока главная задача «Магнита» – вернуть покупателей и выиграть конкуренцию с «Пятерочкой».

Аналитики «Ренессанс капитала» в начале 2019 г. в отраслевом обзоре гипотетически оценивали возможности слияния «Ленты» как с X5 и «Магнитом», так и с «Ашаном» и «Азбукой» вкуса»: «Это не базовый сценарий для нас, но, учитывая ее [«Ленты»] оценку (рынком), мы думаем, было бы упущением со стороны конкурентов хотя бы не подумать о таком стратегическом варианте». Возможная покупка крупнейшей доли в «Ленте» Мордашовым выглядит как не худший вариант из возможных. Владелец «Севергрупп», чье состояние Forbes в 2019 г. оценил в $20,5 млрд, получит игрока № 3 в российской рознице. «Лента» – владельца, чья стратегия не привязана к срокам и который больше верит в перспективы электронной коммерции, судя по его многолетним инвестициям в крупнейшего, но пока убыточного продавца еды в рунете, «Утконоса».