Ярославский полигон цензуры

Как чиновники применяют закон об ответственности за неуважение власти
Евгений Разумный / Ведомости

Первые истории с временным прекращением доступа, в данном случае к ярославским информационным сайтам, которые впоследствии разблокировали, подтверждают мнение, что закон об оскорблении власти будет применяться расширительно и эластично, чтобы упростить работу надзирающих и одновременно – предупредить появление в печатных и сетевых СМИ резких высказываний в адрес представителей власти.

В четверг провайдеры прекратили доступ к сайту ярославского сетевого издания «Яркуб», в пятницу была остановлена работа другого регионального портала – 76.ru. Как сообщила главный редактор 76.ru Ольга Прохорова, доступ прекратился после того, как редакция отказалась удалить фото с ругательной надписью в адрес Путина (фамилия совпадает с фамилией российского президента) на колоннах здания местного УВД – указание сделать это поступило по телефону от сотрудников регионального управления Роскомнадзора.

Доступ к сайту 76.ru восстановился в середине дня в субботу – после удаления фотографии, сообщила Прохорова.

«Яркуб» открылся лишь вечером в воскресенье.

В реестре Роскомнадзора ограничение доступа к ярославским сайтам объясняется не новым законом об оскорблении власти, а нормой, запрещающей публикацию детской порнографии, информации о методах изготовления и потребления наркотиков и способах совершения самоубийства.

При всех различиях в ситуации с разными изданиями общая тенденция просматривается. Крайне расплывчатые нормы нового закона о прекращении доступа к информации, выражающей явное неуважение к обществу, государству, его символам и органам госвласти в неприличной форме, дополняются стремлением чиновников максимально широко толковать юридическое понятие «оскорбление» и внеправовую категорию уважения. Как и в начале апреля, издания пытались принудить убрать «нехорошее» фото по звонку, без требующегося по закону официального письма Роскомнадзора.

Как бы ни утверждали обратное бюрократы, объясняя не предписанные законом звонки в редакцию профилактикой, выглядят эти звонки точь-в-точь как запрещенная Конституцией и законом о СМИ цензура.

Дело вряд ли в злокозненности ярославских чиновников и правоохранителей: если бы не нашлись «нехорошие» граффити в Ярославле, блюстители власти и ее символов усмотрели бы признаки неуважения к ней или в публикации лозунгов «мусорной» демонстрации в Архангельске, или в ссылке на видео с пением болельщиков «Зенита» «губернатор – жлоб».

Саркис Дарбинян, юрист «Роскомсвободы», полагает, что опыт цензурного давления учтут и будут применять в зависимости от достигнутого эффекта. Удастся ли запугать таким образом сетевые и печатные издания – неизвестно.

Авторы закона и его исполнители не понимают, что подобные запреты порождают не уважение, а презрение и жалость, а ограничение свободы выражений в стране Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Чехова, Аверченко, Зощенко и, наконец, Галича и Кима выглядит смешным подражанием худшим царским и советским практикам.

Ждем откликов на монстрации.