Статья опубликована в № 4808 от 07.05.2019 под заголовком: Цифра недели

Безопасность полетов, как в Африке

В 2018 году страны СНГ заняли первое место в мире по соотношению количества тяжелых летных происшествий на миллион полетов

Катастрофа самолета Sukhoi SuperJet компании «Аэрофлот» в «Шереметьево», унесшая жизни 41 человека, может быть расследована относительно быстро, поскольку, насколько можно судить, вся необходимая информация доступна для ведущей расследование комиссии. Как это часто бывает в случае катастроф, обыватель первым делом подозревает самолет. В конце концов комиссия разберется, и вряд ли имеет смысл гадать сейчас, какова была точная роль различных факторов – действий пилотов, наземных служб, погоды, состояния самолета.

Но уже сейчас можно сказать, что аварийность в отечественной гражданской авиации ставит ее в число худших в мире. Согласно данным Международной ассоциации воздушного транспорта (IATA) о состоянии безопасности полетов в мировой гражданской авиации в 2018 г., число тяжелых летных происшествий в странах СНГ (они оцениваются как один регион) для реактивных лайнеров на 1 млн полетов составило 1,19 – самый высокий показатель в мире. Для сравнения: в Африке он был равен в прошлом году нулю, а после СНГ на втором месте была Латинская Америка с показателем 0,76. Более того, за шестилетний период, с 2013 по 2018 г., по этому показателю СНГ (1,0) почти догнало Африку (1,06).

По данным Межгосударственного авиакомитета (МАК), который занимается расследованием авиапроисшествий в СНГ, в 2018 г. в странах содружества число жертв авиакатастроф выросло в сравнении с 2017 г. с 74 до 164 человек. Общее количество авиапроисшествий за год не изменилось – 58, число катастроф даже снизилось – с 32 до 25. Подавляющее количество происшествий зарегистрировано в России, причем здесь ситуация ухудшается: число авиапроисшествий в стране увеличилось с 39 в 2017 г. до 42 в 2018 г., катастроф – с 20 до 22, число жертв выросло с 51 до 128 человек. При этом устойчивая динамика ухудшения показателей по авиапроисшествиям с 2014 г. наблюдается, по данным МАКа, в сегменте тяжелых судов взлетной массой более 10 т – и именно они, а не частные легкие вертолеты и самолеты ответственны за наибольшее число жертв. При этом, по предварительной оценке МАКа, причиной 75% авиапроисшествий в 2018 г. послужил человеческий фактор, т. е. ошибки пилотов. Хотя бывает и вина наземных служб – так, в прошлом году SuperJet авиакомпании «Якутия» подломил стойки шасси и был списан после того, как выкатился на ремонтируемую часть полосы из-за того, что экипаж получил прогноз коэффициента сцепления с полосой трехдневной давности и неверно рассчитал посадку в родном аэропорту.

Всего с 2010 г. в России произошло 12 катастроф регулярных и чартерных пассажирских рейсов самолетов, из них лишь две (обе – в 2011 г.) были полностью вызваны техническими причинами: посадка Ан-24 с отказавшим двигателем на Обь и пожар при взлете Ту-154 из-за короткого замыкания в Сургуте. Причиной остальных катастроф послужил человеческий фактор. При этом в Китае с 2010 г., а в США с 2001 г. не произошло ни одной крупной авиакатастрофы с большим количеством жертв на регулярных авиалиниях. Хотя ранее в том же Китае уровень безопасности авиаперевозок оставлял желать лучшего.

Таким образом, не российская или западная авиатехника является причиной высокой аварийности в гражданской авиации. Не стоит также во всем обвинять только пилотов, чьи ошибки в большинстве случаев и привели к тому, что предпосылки к летному происшествию столь регулярно приводили к катастрофам (кстати, первый SuperJet в Индонезии в 2012 г. был потерян тоже из-за ошибки пилота). Ведь уровень подготовки и дисциплины пилотов – это лишь верхушка айсберга всей системы безопасности полетов. Вопрос о том, что пора жесткими методами, как в Китае, вбить в головы всех участников процесса необходимость неукоснительного соблюдения единых во всем мире процедур и инструкций, перезрел уже давно. Только в России, похоже, это пока, к сожалению, некому сделать.

Читать ещё
Preloader more