Статья опубликована в № 4817 от 22.05.2019 под заголовком: Компания недели: ИД «Коммерсантъ»

«Коммерсантъ» как жертва госкапитализма

В спорах о «неправильных» заметках определяющей стала позиция представителей власти

Я проработал в издательском доме (ИД) «Коммерсантъ» без малого 20 лет – с осени 1992-го до лета 2012-го. За это время у него трижды менялся владелец (если не брать в расчет загадочного иранца Киа Джурабчяна, выступившего в 1999 г. в роли зиц-председателя Фунта сразу после покупки ИД Борисом Березовским), а газетой руководили 10 главных редакторов (не считая временно исполняющих обязанности).

Хотя это 20-летие в моем восприятии достаточно четко разделилось на две неравные части – до продажи «Коммерсанта» Березовскому и после, – говорить о том, что «до» все шло замечательно, а «после» стало ужасно, было бы огромным преувеличением. В конце концов, первый громкий скандал, связанный с «неправильной» заметкой, случился еще при основателе ИД Владимире Яковлеве, в марте 1999 г. Поводом для него стал вышедший без ведома главного редактора Рафа Шакирова ругательный материал о премьере Евгении Примакове, отменившем визит в США из-за бомбардировок Югославии. Шакиров лично извинился за эту публикацию перед премьером, гендиректор Леонид Милославский счел это дискредитацией издания и уволил главреда, но затем в ситуацию вмешался Яковлев, вернувший Шакирова и уволивший Милославского.

Тем не менее на нас, рядовых сотрудниках, подобные конфликты напрямую не сказывались. Да, иногда нам могло казаться, что «первое частное издание постсоветской России» взяло из капитализма все худшее, над чем когда-то насмехались фельетонисты «Правды»: не самые, мягко выражаясь, высокие зарплаты журналистов, весьма чувствительные штрафы за «прососы» конкурентам или грубые ошибки в заметках, потогонная система с жесткими дедлайнами и необходимостью иногда работать по ночам... Но именно тогда у тех, кто через все это прошел, начало появляться ощущение «Коммерсанта» как одной большой семьи, где «родители» могут пожурить «детей», лишить их сладкого или даже в сердцах дать ремня, но никогда не скажут недовольному их ребенком чужому дяде: это он во всем виноват, мы тут ни при чем, наказывайте его, как хотите. И хотя эти дяди, особенно с началом путинской эпохи, высказывали свое недовольство журналистами все чаще и все напористее, с большей частью их претензий руководство ИД разбиралось само, о чем авторы «обидных» для власти заметок обычно узнавали уже постфактум.

Ситуация начала меняться при Березовском, и символом этих перемен лично для меня стали слова одного из тогдашних гендиректоров ИД. Он затеял весьма болезненные для коллектива внутренние реформы, отказавшись при этом искать компромисс с редакцией, а в ответ на слова о возможном уходе ряда ведущих журналистов невозмутимо заметил: «Незаменимых у нас нет». Березовский, правда, в этом конкретном случае взял сторону редакции и в итоге сменил гендиректора. Но истоки нынешнего конфликта вокруг увольнения двух авторов статьи о судьбе спикера Совета Федерации с последующим уходом из газеты в знак протеста отдела политики в полном составе, на мой взгляд, лежат как раз в тех временах.

Ну а когда «Коммерсантъ» приобрел Алишер Усманов, в компании окончательно возобладал чисто бизнесовый подход к журналистам как обычным винтикам большого корпоративного механизма, ничем не отличающимся от каких-нибудь трейдеров или мерчандайзеров. И поскольку капитализм у нас в России сугубо государственный, то в любых спорах по поводу «неправильных» заметок определяющей для хозяев ИД стала позиция государства или его отдельных представителей.

Коммерсантовскую «семью» это, к счастью, пока не разрушило. Но «родителей» она уже точно потеряла.

Читать ещё
Preloader more