Статья опубликована в № 4827 от 05.06.2019 под заголовком: Рейтинг ограниченного действия

Кредитный рейтинг ограниченного действия

Аналитики Кирилл Лукашук и Александр Проклов о том, как развивать российскую рейтинговую отрасль

Спустя четыре года с момента перезапуска российской рейтинговой отрасли после принятия закона о деятельности кредитных рейтинговых агентств уже можно подвести первые итоги реформы. Деятельность рейтинговых агентств важно оценивать с точки зрения как ее аналитического качества, так и размера покрытия кредитными рейтингами круга потенциальных заемщиков, т. е. реальной роли рейтингов в экономике.

Если говорить о качестве аналитического продукта российских агентств, то, надо признать, реформа радикально изменила его в лучшую сторону. Этому способствовал новый комплекс регуляторных требований – от раскрытия информации до методологического обеспечения. Но с точки зрения рейтингового покрытия отрасль по-прежнему в самом начале пути – об этом говорит количество кредитных рейтингов, присвоенных аккредитованными российскими агентствами нефинансовым компаниям, т. е. реальному сектору – фундаменту экономики. В этом списке сегодня порядка 150 компаний, что ничтожно мало для страны, в которой число средних и крупных предприятий измеряется тысячами. Для сравнения: в США агентствами большой тройки – S&P, Moody’s и Fitch – присвоено более 6000 корпоративных рейтингов без учета инфраструктурных отраслей. Сравнительно медленное развитие российской рейтинговой индустрии принято объяснять неразвитостью российского финансового рынка и, соответственно, низким спросом на кредитные рейтинги. На наш взгляд, прогресс рейтинговой индустрии сдерживается не только состоянием финансового рынка, но и недостаточным уровнем здоровой конкуренции в отрасли, а также ограниченным применением кредитных рейтингов в регуляторных целях.

Так, в России пока не реализована такая важная функция кредитных рейтингов национальных агентств, как их использование в оценке рисков заемщиков при расчете достаточности банковского капитала. Согласно новому стандартизированному подходу «Базеля III» расчет этого показателя должен строиться либо на использовании при оценке рисков внутренних рейтингов заемщиков, устанавливаемых самими банками (так называемый ПВР-подход), либо на применении стандартизированного подхода, который разрешает, в частности, использование в этих целях внешних кредитных рейтингов, присваиваемых агентствами. И если ПВР-подход требует значительных ресурсов и усилий самого банка (его применяют только Сбербанк и Райффайзенбанк), то подход с применением кредитных рейтингов, присвоенных агентствами, гораздо более демократичен и позволяет банкам, в особенности некрупным, сэкономить ресурсы и повысить информационную прозрачность российского финансового рынка.

От оппонентов стандартизированного подхода с применением внешних рейтингов в России часто приходится слышать два рассуждения относительно того, почему кредитные рейтинги российских агентств пока рано включать в регулирование расчета оценки достаточности капитала. Во-первых, рейтингов пока присвоено слишком мало, чтобы на их основе создать полноценную национальную систему оценки кредитных рисков. А во-вторых, у российских агентств, которые ввели свои шкалы и методологии совсем недавно, не накоплена собственная полноценная многолетняя статистика дефолтов рейтингуемых лиц.

На это можно возразить, что если кредитными рейтингами не пользоваться и не расширять их применение в регулировании, то и стимулов к их получению будет меньше, а значит, существенно замедлится и рост количества присвоенных рейтингов и отрасль так и останется «бутиковым» сервисом для нескольких десятков крупнейших компаний. Что же касается статистики дефолтов, то, чтобы получить адекватно работающие кредитные рейтинги, достаточно профессионально, с учетом рекомендаций Базельского комитета по банковскому надзору, осуществить валидацию методологий рейтингового агентства на богатом материале дефолтов последних 10–15 лет. Кроме того, «Базель III» рекомендует рейтинговым агентствам, рейтинги которых можно применять в регуляторных целях, иметь действующие методологии (с тестированием на исторических данных) хотя бы один год. Но уж никак не 10 и более лет.

В ряде других важнейших направлений регулирующие органы вполне доверяют кредитным рейтингам российских агентств. Насчитывается уже несколько десятков нормативно-правовых актов, регулирующих применение рейтингов в тех или иных целях: при размещении средств федерального бюджета, инвестировании средств ПФР и НПФ, в листинге Московской биржи, ломбардном списке ЦБ и проч. Иными словами, государство доверяет оценкам российских агентств при размещении самых важных, бюджетных ресурсов. Неужели риски использования рейтингов при оценке достаточности капитала банков настолько велики, чтобы отказываться от этого пути?

Очевидно, что и участникам отрасли нужно сделать правильные стратегические шаги, чтобы максимально соответствовать лучшим международным практикам регулирования и риск-менеджмента. Важнейший шаг, по нашему мнению, – параллельное присвоение российскими агентствами кредитных рейтингов как по национальной, так и по международной шкале. Категории вероятности дефолта (а именно это в конечном счете показывают кредитные рейтинги), используемые Базельским комитетом, основаны на статистике дефолтов большой тройки именно по международной шкале. Поэтому, чтобы быть полноценным участником мирового регуляторного поля, необходимо общаться на правильном языке – языке международной шкалы.

Такой подход, вероятно, позволит повысить страновой потолок, который сейчас значительно ограничивает кредитные рейтинги крупнейших российских компаний. Дело в том, что имеющиеся на сегодня суверенные кредитные рейтинги большой тройки принимают во внимание ряд качественных внеэкономических факторов, влияние которых на кредитоспособность суверенных правительств неочевидно, а методика их расчета неоднозначна. В результате оценка вероятности дефолта завышается и на страновом уровне, и на уровне отдельных компаний. Более адекватной оценки кредитоспособности на суверенном уровне можно добиться, применяя общепризнанные модели анализа экономической ситуации, бюджетной и денежно-кредитной политики, долговой нагрузки. Это позволит приблизить к реальности и рейтинги конкретных корпораций, историческая наблюдаемая вероятность дефолта которых абсолютно не соответствует актуальным рейтинговым оценкам международных агентств. Это даст возможность оптимизировать нагрузку на капитал российских банков за счет механизмов, предусмотренных новым подходом «Базеля III».

Этот шаг может показаться рейтинговым агентствам коммерчески невыгодным сегодня, однако при правильной реализации только он способен вывести российскую рейтинговую отрасль на принципиально новый уровень. Зачем ограничиваться очередным продуктом для внутреннего пользования, когда есть шанс создать полноценный экспортируемый? В условиях разочаровывающей динамики прямых иностранных инвестиций в Россию целесообразно использовать все способы правильной коммуникации с международными инвесторами. Язык кредитных рейтингов, присваиваемых российскими рейтинговыми агентствами по международной шкале, – один из них. Фундамент отрасли заложен, остается научиться разговаривать на нужном языке.

Авторы — гендиректор, старший управляющий директор по рейтинговой деятельности рейтингового агентства НКР

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more