Статья опубликована в № 4835 от 18.06.2019 под заголовком: Цифра недели: 7%

Большие деньги как большая угроза для экономики

Спор, как потратить ФНБ, отражает неэффективность бюрократии

Много лет назад я спорил с коллегой Максимом Товкайло, стоит ли тратить фонд национального благосостояния (ФНБ) на олимпийскую стройку. Он соглашался, что, конечно, деньги будут распилены, – но не все и будут построены дороги, стадионы, инфраструктура – что-то, чем люди будут пользоваться, а иначе деньги все равно пропадут бесследно. Я же доказывал, что распил только плодит распил, количество денег не переходит в качество экономики, а расшатывает ее стабильность и т. д. Через полчаса после нашего спора появилась новость о покупке на $3 млрд из ФНБ еврооблигаций Украины... Денег этих Россия пока не видела.

Похожая дискуссия разворачивается сейчас в правительстве, в Кремле, во власти в целом: как с наибольшей пользой или хотя бы с наименьшим вредом вкладывать средства ФНБ. По действующим правилам это можно начать делать, когда ликвидная часть фонда превысит 7% ВВП, а произойдет это уже скоро. Министр финансов и первый вице-премьер Антон Силуанов так описал развилку: вкладывать ФНБ за рубежом или внутри страны, чтобы привлечь частные инвестиции. Обе спорящие стороны понимают, что часть денег будет потеряна, и каждая сторона считает, что именно их предложения наилучшим образом сберегут ФНБ для будущих поколений – в виде денег или инфраструктуры.

Ситуация с ФНБ – это некая квинтэссенция, достоверное отражение удивительной неэффективности российской власти. Появление большого количества денег оказалось для нее проблемой, а для экономики – угрозой. Угрозой настолько серьезной, что председатель ЦБ Эльвира Набиуллина предлагает отложить момент вскрытия кубышки. Набиуллина считает, что нужно заново оценить, достаточно ли 7% ВВП в копилке, чтобы чувствовать себя безопасно. Если тратить все деньги сверх этого порога, то зависимость экономики от нефтяных цен вырастет, предупредила она, более разумно тратить только часть этой суммы.

Силуанов, который в новом правительстве отвечает не только за бюджет, но и за экономику в целом, признает, что инвестиции из ФНБ в российские проекты повысят зависимость экономики от нефтяных цен. Тем не менее он считает возможным вкладывать ФНБ в проекты, «которые генерируют дополнительный инвестиционный спрос у частного бизнеса».

Ситуация, в принципе, не новая – у российского бюджета две беды: слишком мало денег и слишком много денег. Причем вторая, наверное, главная, ибо при виде денег, перефразируя Плиния Младшего, людей охватывает такая страсть к наживе, что они больше находятся под властью этих денег, чем владеют ими. Нацпроекты стоимостью 26 трлн руб., поставленные Владимиром Путиным цели, последний его президентский срок (во всяком случае по действующей Конституции) – все это заставляет его окружение спешить заработать, а чиновников – нервничать из-за недостижимости поставленных им задач. Поэтому столь велик соблазн распаковать накопленное. Тем более что для многих чиновников это тоже последний срок в правительстве: KPI нужно выполнять сейчас, а проблемы, созданные вброшенными в экономику деньгами, решать потом. Им уже не раз доводилось доказывать, что «здесь и сейчас» важнее развития. Поэтому они повышали страховые соцвзносы, уничтожали обязательную накопительную систему, поднимали ставку НДС. На эти риски указывает и Всемирный банк – соблазн вкладывать в инфраструктуру велик, но велика и опасность «нивелировать результаты, достигнутые благодаря бюджетному правилу, позволившему снизить зависимость экономики от цен на энергоносители».

Именно поэтому Набиуллина, так хорошо знающая, на что способна бюрократическая машина, предлагает руководствоваться мудрым принципом «не навреди». Для экономики лучше, чтобы накопления хранились на счетах в казначействе, а не тратились на проекты с мощным административным ресурсом, но с сомнительным эффектом. Увеличение госинвестиций может привести не к устойчивому (ключевое слово) росту экономики, а к росту инфляции, ставок ЦБ и банков и, соответственно, к снижению доступа частного сектора к ресурсам. Деньги ФНБ, конечно, могут привлечь частные инвестиции, если государство будет входить в проект как гарант его надежности и получая рыночную доходность. Но на выработку критериев таких проектов нужно время. Поэтому лучший ответ на вопрос «как вложить ФНБ» – не делать пока ничего. В конце концов, порой общество выигрывает от пассивности бюрократии больше, чем от ее активности.

Читать ещё
Preloader more