Дважды беззащитные потерпевшие

Реакция полиции на преступление во многом зависит от статуса потерпевшего
Несмотря на обстоятельства, против подозреваемого возбудили только дело о краже /Евгений Разумный / Ведомости

Негласный порядок работы полиции – ее медлительность в расследовании рутинных дел – позволяет подозреваемым даже в тяжких преступлениях оставаться на свободе и продолжать криминальный промысел. Если только дело не приобрело скандальную огласку.

В среду ГУВД Москвы сообщило, что задержало мужчину, обвиненного в кражах, грабеже и разбое, – против него возбуждено семь дел, следствие намерено ходатайствовать в суде о его заключении под стражу. У полицейских есть версия, что он угощал жертв напитками, в которые подсыпал сильнодействующие вещества.

Семь дел против одного подозреваемого – ситуация нечастая, но исключительны и серия отравлений в центре Москвы, и реакция правоохранителей на нее. Первые случаи «угощения» напитками с добавлением препаратов – рядом с «Ямой» на Хохловской площади – произошли в мае, но полиция не уделила должного внимания сбору доказательств и, как пишет издание The Village, даже пыталась принудить некоторых потерпевших отказаться от подачи заявления.

Несмотря на обстоятельства, указывавшие на возможное отравление, против подозреваемого возбудили только дело о краже и отпустили домой под подписку о невыезде, что позволило ему продолжить промысел. Неизвестно, как долго продолжались бы отравления в центре Москвы и сколько людей поплатились бы здоровьем, а может, и жизнью за свою беспечность, если бы одной из жертв не стала сотрудница The Village.

Редакция не оставила коллегу в беде и вскоре провела и опубликовала расследование о вероятном отравителе, указав на 24 потерпевших, а также отправила запрос о бездействии полиции в московское управление Следственного комитета России. Спустя всего два дня после публикации подозреваемый, уроженец Кабардино-Балкарии Мурат Сабанов, задержан, ему предъявлены новые обвинения – не только в краже, но и в более тяжких преступлениях. Сам Сабанов и его родственники настаивают на его невиновности.

Громкие дела регулярно возникают благодаря статусу потерпевшего или кампании солидарности с ним. Неизвестно, чем завершились бы похождения Александра Кокорина и Павла Мамаева, если бы их жертвой стал не опытный чиновник с юридическим образованием Денис Пак, а простой обыватель. А недавно полицейские объясняли произвол в деле Ивана Голунова незнанием того, что за журналистом «стоят серьезные люди». Эти истории подтверждают: органы, называющиеся правоохранительными, отравлены правовым нигилизмом, они следуют не закону, который требует защищать права всех граждан, а ранжируют дела по статусу потерпевших. Обыватель, не имеющий влиятельных знакомых, беззащитен дважды: перед преступником и бездействием или произволом правоохранителей.