Черно-розовые очки для президента

Система отбора и подачи информации президенту искажает ее и может привести к неправильным решениям
Андрей Гордеев / Ведомости

Система отбора и подачи информации президенту искажает и вульгаризирует ее, из-за чего президент может склоняться к неправильным решениям во внешней и внутренней политике.

Интервью президента Владимира Путина Financial Times (FT) накануне встречи лидеров «двадцатки» и пресс-конференция после нее уточнили картину мира и положения в стране, сложившуюся у российского лидера. По его мнению, в России «преимущественно ровно» относятся к ЛГБТ-сообществу, а по данным ФОМа, за последние годы существенно выросла доля тех, кто осуждает секс-меньшинства и кто за запрет однополых браков и акций ЛГБТ-сообщества. Президент уверен, что накануне свержения Муаммара Каддафи вокруг Ливии находились одни монархии или «что-то похожее на Ливию», а все приезжающие в Россию мигранты (в отличие от наводнивших Европу) хотя бы говорят по-русски.

Особенно досталось от президента так называемому либерализму и навязыванию либеральных ценностей. Либерализм, по мнению Путина, устарел и изжил себя, привел к неконтролируемому наплыву мигрантов и их вседозволенности, из-за чего кое-где (Путин не уточнил) родители не могут выпустить девочек в школу в юбках по соображениям их безопасности.

Из шести государств, имевших в 2010 г. сухопутную границу с Ливией, ни одно не было монархией, знание русского языка свежих мигрантов из Средней Азии порой ограничено десятком корней, половина которых запрещена Роскомнадзором.

Отдельный разговор – про либерализм. На другой день после интервью FT пресс-секретарь президента Дмитрий Песков объяснил, что Путин «продолжает оставаться очень близким идеям либерализма», но выступает против их навязывания. Что не отменяет упрощенной, если не сказать вульгарной, версии либерализма, изложенной российским президентом: «Либеральная идея предполагает, что вообще ничего не надо делать. Убивай, грабь, насилуй – тебе ничего, потому что ты мигрант, надо защищать твои права». Напоминает разговор героя чеховского рассказа «Ионыч», врача Дмитрия Старцева, с уездным обывателем конца ХIX в., который предположение о будущем без смертной казни и паспортов встречал вопросом: «Значит, тогда всякий может резать на улице кого угодно?»

Возможно, Путин умышленно сгустил ситуацию в Европе. Однако высказанные им представления о явлениях в России и в мире заставляют усомниться в объективности получаемой им информации от соответствующих служб и ближайшего окружения. Недавно политологи рассуждали о «черных очках» восприятия действительности россиянами. Не может ли быть так, что российский президент носит, возможно, того не замечая, черно-розовые очки, сквозь которые и принимает важнейшие решения.