«Цифровая кукуруза» отечественного образования

Экономист Борис Славин о последствиях волюнтаризма в подготовке IT-кадров
PhotoXPress

Программа развития цифровой экономики, которая стартовала в 2017 г., а в 2018 г. приобрела статус национального проекта, продолжает расширяться: в прошлом году в нее был добавлен шестой федеральный проект, связанный с автоматизацией госуправления, а в ближайшее время, видимо, будет добавлен и проект в области искусственного интеллекта. Однако отношение к нацпроекту «Цифровая экономика» (как, впрочем, и к другим нацпроектам) неоднозначное. На деловом завтраке Сбербанка на Петербургском международном экономическом форуме в июне 2019 г. только 22% участников положительно ответили на вопрос, смогут ли нацпроекты вывести российскую экономику на темпы выше мировых. Такой пессимизм во многом связан с тем, что цифры, которые заложены в проекты, не всегда отвечают заявленным целям и часто вообще очень спорны.

На недавнем заседании рабочей группы по цифровой экономике Национального совета по профессиональным квалификациям, которое проводили ректор МГТУ им. Баумана Анатолий Александров и замминистра труда Всеволод Вуколов, разгорелся спор вокруг одного из показателей федерального проекта «Кадры для цифровой экономики» – числа принятых на программы высшего образования в сфере информационных технологий. Проект предполагает, что к его окончанию в 2024 г. оно достигнет 120 000 человек (в 2019 г. – 46 000 человек) – т. е. планируется ежегодно увеличивать число студентов IT-специальностей на 20%.

Достичь этого показателя легко: достаточно соответственно увеличить число бюджетных мест для поступающих в вузы на эти специальности. Причем это можно сделать даже без увеличения финансирования – например, за счет сокращения числа бюджетных мест для других специальностей. Вопрос в другом: какой будет результат такого резкого перераспределения студентов по отраслям специализации? Кто будет учить столько IT-студентов и каков будет их профессиональный уровень по окончании вуза?

Надо сказать, что меньше всего такая проблема коснется ведущих столичных вузов. Уже не первый год в университетах Москвы и Санкт-Петербурга наблюдается естественный рост приема на IT-направления – примерно на 10% в год. Такой рост, конечно же, потребует увеличения числа преподавателей. Но поскольку хорошие преподаватели уже давно трудоустроены, а некоторые даже на полторы ставки, приходится «хантить» педагогов в регионах, пользуясь тем, что многие с удовольствием готовы ехать в столицы. Но очевидно, что в таком случае качество обучения IT-специалистов в регионах, оставшихся без лучших преподавателей, резко снизится и уже существующий разрыв в уровне обучения между столичными и региональными вузами только увеличится.

Сегодня часто говорят о необходимости развития электронного образования, которое якобы снизит потребность в преподавателях. Действительно, эффективность обучения может быть повышена за счет внедрения образовательных онлайн-курсов, но мировой опыт показывает, что рост производительности труда в образовательной сфере ведет не к увеличению часов аудиторных занятий на одного преподавателя, а, наоборот, к тому, что снижается нагрузка на педагогов (а она в России очень велика). Высвобождение времени преподавателей необходимо для увеличения качества образования за счет вовлечения их в научную и научно-прикладную деятельность, без чего современное развитие инноваций (а IT – это наиболее инновационная отрасль) невозможно.

Но даже если все вузы, включая региональные, «напрягутся» и будут принимать с 2024 г. по 120 000 абитуриентов на IT-специальности, остается вопрос: а будут ли востребованы в России эти выпускники, будет ли расти IT-отрасль предписанными ей темпами, не станет ли проект «Кадры для цифровой экономики» кузницей кадров для других стран? Согласно прошлогоднему исследованию аналитиков из компании IDC1 рост IT-отрасли России в 2017 г. составил 8,6% и продолжит расти в 2019 г., но уже к 2022 г. темпы роста снизятся до 6,8%. Почему это может произойти? Безусловно, цифровизация экономики требует большего числа IT-специалистов, чем сегодня. Но этот рост компенсируется увеличением производительности IT-инструментария. Еще 20 лет назад для создания веб-сайта нужен был специально обученный программист, а сегодня сайт может создать самый обычный пользователь с использованием доступных облачных сервисов.

Цифровая экономика гораздо в большей степени требует специалистов в конкретных областях, которые умеют пользоваться информационными технологиями. Не случайно сегодня в IT-отрасли наиболее востребованными являются не программисты, а профессионалы в области информационной безопасности и по бизнес-информатике, которых даже не всегда относят к IT-специалистам. На том же заседании, где обсуждался показатель численности приема в вузы на IT-специальности, представители IT-отрасли (в частности, глава отраслевой ассоциации АПКИТ Николай Комлев и руководитель отдела образовательных программ «1С» Игорь Кузора) выступили против пересмотра этого показателя. И понятно почему – IT-компаниям выгодно, чтобы предложение на рынке труда IT-специалистов превышало спрос, ведь это снижает расходы IT-бизнеса. Цинично, но по крайней мере с их стороны обоснованно.

Однако не только проблемы с обеспечением вузовскими преподавателями и трудоустройством выпускников университетов возникают с ростом приема на IT-специальности. Есть еще один вопрос: сможет ли школа обеспечить достаточное число подготовленных абитуриентов? В 2018 г. ЕГЭ по информатике сдавали 67 000 выпускников школ, причем 11,5% экзамен провалили, а успешно, т. е. набрав более 81 балла, сдали менее 14%. Какие знания будут у 120 000 абитуриентов, которые начнут приходить в вузы ежегодно с 2024 г.? Не придется ли университетам брать на эти специальности любых выпускников школ, включая троечников и троечников с минусом? Похоже, что никто даже не задавался этим вопросом. Два года назад, когда по поручению Владимира Путина еще только готовились предложения по совершенствованию кадров для цифровой экономики, цифра в 120 000 программистов была заявлена скорее как красивый лозунг. Кто бы мог подумать, что этот лозунг в неизменном виде перекочует в документы, требующие исполнения? Получается, что за два года никто так и не посчитал, сколько выпускников способны качественно подготовить вузы, сколько хороших абитуриентов смогут выпустить школы и сколько специалистов может трудоустроить IT-отрасль.

Парадокс заключается в том, что современные чиновники от цифровой экономики принимают решения, не используя те самые цифровые инструменты анализа, моделирования и предсказания, которые, по их мнению, обязательно должны использоваться в экономике. Не будет преувеличением сказать, что волюнтаристские идеи Никиты Хрущева возродились в цифровую эпоху в виде их цифровых двойников. Обучение без педагогов, высшее образование без университетов, искусственный интеллект вместо юристов и врачей и т. п. и есть та самая «кукуруза». Отсутствие хоть какого-нибудь серьезного целеполагания и анализа при планировании подготовки кадров может привести к тому, что отрасли экономики, которым нужны не столько программисты, сколько отраслевые специалисты со знанием IT, недополучат качественные трудовые ресурсы, при этом силы на подготовку будут затрачены немалые. И это только один из показателей одного из многочисленных федеральных проектов. Неудивительно, что сегодня у большинства специалистов сформировалось скептическое отношение ко всем национальным проектам.

Автор – научный руководитель факультета прикладной математики и IT Финансового университета при правительстве России