Статья опубликована в № 4847 от 04.07.2019 под заголовком: Цифра недели: $106

Как низкие европейские цены на газ помогают «Газпрому»

Чтобы удерживать долю в газовом импорте Европы, ему даже не надо ни с кем воевать

$106 – столько давали за 1000 куб. м газа на нидерландском газовом хабе TTF (Title Transfer Facility) в конце июня. Сейчас котировки символически двинулись вверх, добавив $5–7 за ту же 1000 кубов, но глобально сути происходящего это не меняет – цены на газ в континентальной Европе упали до абсолютных минимумов за последние 10 лет.

Продавать в Европе газ по такой стоимости может позволить себе далеко не каждый производитель, а гибкость, которую дает СПГ в масштабах мирового рынка газа, с отдельно взятым европейским рынком начинает играть злую шутку. И как бы в условной Варшаве ни возмущались экспансией российского газа в Европу и ее зависимостью от «Газпрома», это то состояние рынка, когда «цена имеет значение». В этом смысле лучше всех в Европе сейчас себя чувствует... «Газпром». Операционные расходы на добычу и доставку в дальнее зарубежье у российского монополиста в вопросе экспорта газа по совсем негибким трубам существенно ниже, чем у большинства конкурентов. По оценкам аналитиков, порог безубыточности газпромовских поставок в Европу чуть выше $100 за 1000 куб. м, предельно близко к текущим значениям на торговых площадках. Но, используя конъюнктуру рынка и, видимо, играя маржинальностью собственного экспорта, российская компания начинает выдавливать из Европы игроков, чьи косты существенно выше.

Тройки основных поставщиков газа в Европу помимо «Газпрома» – Норвегии, Алжира и Катара это касается в меньшей степени. Норвегия почти весь свой газ доставляет по трубе, что по определению дешевле большей части СПГ. 96% трубопроводных поставок Алжира идет на рынки Испании и Италии, куда доступ «Газпрома» ограничен из-за дефицита инфраструктуры. Владеющий практически ничего не стоящим сырьевым газом Катар потеснить невозможно нигде – эта страна всегда сможет конкурировать по затратам с кем угодно, вопрос только, на каком рынке она сама захочет это делать.

Больше всех от низких цен на газовых хабах Европы страдают поставщики из США, где администрация регулярно обещает «помочь» европейцам в укреплении их энергетической независимости. В более привычной для спотовых торгов СПГ системе измерения текущие котировки на TTF эквивалентны $2,95–3,3 за 1 млн британских тепловых единиц (MBTU). Это важно, потому что базовым значением в ценообразовании американского СПГ все еще остается цена газа на Henry Hub, балансирующая последнее время около $2,2/MBTU. Даже без учета затрат на сжижение по долгосрочным контрактам порог безубыточности для доставки и регазификации американского СПГ в Европе сегодня – около $4,2–4,3/MBTU. В привычной системе координат это означает, что операционные убытки при поставке газа из США в Европу составляют $37–48 на каждую 1000 куб. м.

Несмотря на это, по данным S&P Global Platts Analytics, экспорт СПГ из США во II квартале год к году вырос почти в 1,5 раза, в том числе за счет Испании и Франции. Но бесконечно работать себе в убыток в надежде сохранить долю и дождаться восстановления рынка трейдеры не будут. Старший советник по международной политике American Petroleum Institute Аарон Падилья в интервью S&P Global Platts уже сказал, что все идет к тому, что решения о строительстве новых СПГ-мощностей могут быть отложены.

Ирония в том, что к столь критичному для своих планов обрушению цен на европейском рынке газа американская администрация в каком-то смысле и приложила руку. Кроме объективных факторов – теплой прошлой зимы и, как следствие, с опережением заполняющихся подземных хранилищ – газовые котировки в Европе обвалились из-за переизбытка предложения. А оно, в свою очередь, стало результатом двукратного падения цен на энергетический уголь и тарифной войны администрации Дональда Трампа с КНР. Во II квартале из США в Китай не пришло ни одного танкера со сжиженным газом (за тот же период 2018 г. – девять). И в этих условиях «Газпрому» не надо даже ни с кем воевать, чтобы удерживать долю в газовом импорте Европы. С апреля по июнь он отыграл две трети отставания от графика экспортных поставок лучшего для себя в этом смысле 2018 года.

Единственное, что беспокоит: как бы по итогам года эта победа не оказалась пирровой. Если компания ориентируется на поддержание абсолютных показателей экспорта и доли рынка, это может привести к существенным потерям в размере экспортной выручки. А поддерживать привычный размер капитальных затрат при околонулевой EBITDA своего газового дивизиона можно только в долг.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more