Статья опубликована в № 4851 от 10.07.2019 под заголовком: Банальность пыток

Банальность пыток

Физического и психологического насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов опасается каждый второй, каждый шестой лично ему подвергся

Новые показания подсудимых по делу «Нового величия» вновь делают публичными методы давления и насилия над обвиняемыми со стороны правоохранителей для получения признательных показаний. Но пытки и угрозы применяются не только в громких делах – это вполне рутинная практика в работе правоохранительных органов, следует из данных соцопросов, и неудивительно, что 2/3 россиян чувствуют себя не защищенными от произвола.

Громкий процесс «Нового величия» – группу юношей и девушек обвиняют в создании экстремистского сообщества, ряд юристов и правозащитников усматривают в деле признаки провокации – обрастает важными деталями. Ключевой свидетель обвинения – осужденный ранее на 2,5 года лишения свободы Павел Ребровский в понедельник в Люблинском суде отказался от своих прежних признательных показаний о подготовке госпереворота. В зале суда он заявил, что подписал «придуманные следователем» показания из-за угроз в противном случае «дать» ему еще и статью 205 УК «Теракт». При этом некто Руслан Д., которого эксперты считают внедренным сотрудником органов и ключевым участником организации, надоумившим молодых людей формализовать работу группы, из дела исключен. Зато других обвиняемых подвергали действиям, вполне подпадающим под определение пыток. Анну Павликову долго держали в промерзшем автозаке, что сказалось на ее здоровье. Руслана Костыленкова, по его словам, били молотком для мяса, надевали на голову пакет, вывозили в лес. По словам его адвоката Светланы Сидоркиной, прокуратура оспорила отказ Следственного комитета возбудить дело о пытках Костыленкова и вернула дело на дополнительную проверку.

Такие действия едва ли можно назвать исключением в работе органов. Исключение скорее случаи, когда беззаконие и насилие становятся достоянием гласности (как в делах «Нового величия» и «Сети»), и уж совсем из ряда вон выходящее явление – освобождение попавшего в жернова правоохранительной машины человека под давлением общества, как это случилось недавно с Иваном Голуновым.

Пытки и насилие знакомы не только фигурантам громких дел об экстремизме, терроризме и проч. В рамках опроса, проведенного недавно «Левада-центром» для исследования о распространенности пыток (опрошено 3447 человек), на их применение пожаловались 356 человек – 10,3% (авторы исследования не конкретизируют, что они подразумевают под пытками). Из них 54 человека рассказали, что пытками от них хотели добиться информации, 53 – признательных показаний, 75 – что пытки применялись для унижения или запугивания, 35 – как наказание. Чаще всего, как следует из результатов опроса, они применялись при допросе (в статусе как свидетеля, так и обвиняемого – и даже как потерпевшего) и задержании. Жертвами пыток обычно становятся люди среднего возраста с низким социальным и потребительским статусом и молодежь – за них, как полагают, по-видимому, полицейские, никто не заступится. Опасается стать жертвами произвола 51%, в той или иной мере защищенными от него чувствует себя всего 31% респондентов.

Читать ещё
Preloader more