Статья опубликована в № 4868 от 02.08.2019 под заголовком: Москва и протестные настроения

Сила и слабость столичного протеста

Социолог Денис Волков о причинах разобщенности протестов в России

Митинги в Москве с требованиями честных выборов в Московскую городскую думу – один из ряда протестов, разворачивавшихся на наших глазах последние один-два года. Мусорные и экологические протесты, серия акций против пенсионной реформы, выступления обманутых вкладчиков и дольщиков, недавние волнения в Ингушетии из-за переноса границы с Чечней, митинги в Екатеринбурге против строительства храма, гулянья и одиночные пикеты в Москве в поддержку журналиста Ивана Голунова не исчерпывают список.

Протесты происходят на фоне ухудшения общественных настроений и снижения авторитета российской власти, рейтинги которой в 2018 г. опустились к минимальным значениям последних лет. Рейтинг одобрения премьера снижался до 28%, Думы – до 30%, правительства – до 33%, рейтинг одобрения Владимира Путина – до 64%. Наиболее резкий одномоментный обвал показателей наблюдался после объявления пенсионной реформы, но снижение началось раньше и продолжалось по мере падения доходов населения, исчерпания крымского эффекта и нарастания неуверенности в будущем. В середине 2018 г., по данным опросов, также резко выросла готовность россиян принимать участие в акциях протеста с политическими требованиями, с тех пор этот показатель держится на уровне четверти населения.

Изменилась и база поддержки российской власти. Разочарование выросло во всех слоях населения, но особенно сильно ее авторитет просел среди людей среднего возраста, молодых (но не самых юных) россиян. Теперь наиболее лояльны системе пенсионеры, выигравшие от индексации пенсий после реформы. А вот граждане 25–55 лет испытывают к российской власти заметно меньше симпатий. Причины недовольства людей предпенсионного возраста понятны. Настроения молодых 25–35-летних россиян нуждаются в объяснении.

Люди этой возрастной группы, судя по фото с митингов, составили основу субботнего протеста в Москве (заметим, что участники несогласованных митингов обычно моложе, чем согласованных). В списках задержанных много молодых, но уже состоявшихся людей. Это дизайнеры, лингвисты, ученые, программисты, бизнесмены, маркетологи, работники новой несырьевой экономики, которую российские власти на словах хотят развивать. Однако находить общий язык с молодым поколением власти трудно.

Претензии молодежи к властям часто звучали на фокус-группах, проводившихся последний год-полтора. Респонденты говорили о пенсионной реформе, ударившей прежде всего по их родителям. Упоминались запреты в интернете, блокировка Telegram (а ведь Павел Дуров – пример для подражания большой части молодежи). Такие запреты для молодых пользователей интернета выглядят вредными и лицемерными: при желании их можно обойти. Запреты фильмов, критика рэпа также уменьшает популярность власти у молодежи. Она все чаще выглядит в глазах молодых откровенно устаревшей.

Другой традиционный очаг критического отношения к федеральным властям – Москва, недовольство здесь концентрируется именно на президенте и партии власти. Судя по имеющимся опросам, отстранение независимых кандидатов от выборов в МГД и связанные с ним протесты стали для москвичей одним из резонансных событий последнего времени. Согласно проведенному две недели назад, на фоне разрешенного митинга на пр-те Сахарова, но до акции 27 июля, опросу, 13% москвичей назвали эти события заслуживающими внимания. Для открытого вопроса это много и ставит происходящее в Москве по своей значимости для горожан на 2-е место после наводнений в Иркутской области. Данных об отношении к протестующим пока нет, но в 2012 г. к похожим уличным шествиям и прогулкам большинство москвичей относились нейтрально или с симпатией.

Однако масштаб ухудшения настроений и снижения авторитета властей и потенциал нынешних протестов не стоит преувеличивать. При всем росте недовольства и готовности протестовать политическая система остается устойчивой. В конце 2018 г. мы вплотную приближались к уровню общественного пессимизма, наблюдавшемуся в 2011–2012 гг., но за последние 5–6 месяцев рейтинги большинства институтов государства немного выросли, настроения улучшились, увеличилась уверенность, что ситуация развивается в правильном направлении.

Больше 50% наших сограждан хотят переизбрания Владимира Путина на пост президента в 2024 г. О существовании конституционных ограничений многие не догадываются либо не принимают их всерьез. Его электоральные шансы сегодня лучше, чем в 2012 г., в первую очередь потому, что ему не видят альтернативы. Тревогу у властей может вызывать рейтинг «Единой России», уже опустившийся ниже 30%. Однако для обеспечения нужного результата на думских выборах 2021 г. можно успеть подкрутить избирательное законодательство.

После уступок со стороны власти в Екатеринбурге, освобождения Ивана Голунова, победы нескольких команд независимых кандидатов на муниципальных выборах в Москве и ряда согласованных митингов Либертарианской партии кому-то могло показаться, что российская власть лишь выглядит устрашающе, но будет дальше отступать под давлением общества. Нигде это ощущение не оказалось столь обманчиво, как в Москве. В столице укреплявшийся до последнего времени рейтинг Сергея Собянина, уверенность властей города в широкой общественной поддержке, наверное, стали одним из оснований для жесткого решения конфликта вокруг выборов в МГД и брутального разгона несогласованных акций 27 июля.

По стране информация о московских протестах распространяется слабо. Уже упоминавшийся открытый вопрос показал, что среди населения страны в целом лишь 3% назвали митинги в Москве важным событием. И дело не только в том, что ситуацию в Москве не «освещают» в телеэфире или что столицу в регионах недолюбливают. Как представляется, протестующие в столице говорят о вещах, которые находят отклик далеко не у всех. Даже такие универсальные понятия, как «достоинство» и «свобода», понимаются по-разному митингующими в Москве и большинством россиян.

Протестующие москвичи защищают свои – и наши общие – конституционные права на свободу собраний, избирать и быть избранным, отстаивают гражданское достоинство. Однако большинство россиян беспокоят иные проблемы. Для многих слова «жить достойно» имеют прежде всего экономическое измерение: свободу от бедности. Невозможно жить достойно, постоянно находясь в страхе безденежья, безработицы, в страхе остаться без поддержки государства.

В 2011–2012 гг. мы уже видели, как протестное движение быстро потеряло поддержку большинства россиян. Во многом это произошло потому, что оно не смогло найти общий язык с широкими слоями населения, ограничилось политическими лозунгами. Сегодня московские протесты по сути являются составной частью общероссийской волны протестов. Однако они остаются разрозненными, им не хватает солидарности между участниками различных акций и между протестующими и большинством российских граждан. Без нахождения общего языка и общей повестки оппозиция обречена остаться один на один с государственной машиной и в очередной раз потерпеть неудачу.

Автор - заместитель директора «Левада-центра»

Читать ещё
Preloader more