Статья опубликована в № 4874 от 12.08.2019 под заголовком: Кто пришел на проспект Сахарова

Кто пришел на проспект Сахарова

Политолог Алексей Захаров и социальный антрополог Александра Архипова опровергают мифы об участниках московских протестов

Политический кризис, изначально вызванный нежеланием московских властей допустить нескольких человек до выборов в Московскую городскую думу, в последние две недели привел к двум масштабным несогласованным акциям (27 июля и 3 августа), целой серии больших протестных мероприятий и жесткой ответной реакции – задержанию тысяч протестующих, избиениям, ползучим репрессиям и уголовным делам. 10 августа на проспекте Сахарова состоялся согласованный митинг; по данным волонтерской организации «Белый счетчик», в нем приняло участие до 60 000 человек, что делает его одним из самых крупных за новейшую историю. Мы – политологи, антропологи и фольклористы – не могли пройти мимо такой возможности понять, кто они – те, кто после нескольких недель политического кризиса пришел выразить свой протест в минувшую субботу, в разгар летних отпусков.

Кого спросили

Пять интервьюеров-волонтеров стояли в 50 м за рамками металлоискателей и обращались к каждому седьмому проходящему мимо с просьбой принять участие в опросе; это делалось, чтобы ликвидировать субъективный фактор при выборе респондента и обеспечить случайность выборки. Всего мы попытались опросить 399 участников митинга, и 306 человек ответили нам на наши вопросы; статистическая погрешность составила 5,6%.

В митинге участвовали в основном люди молодого возраста, однако нельзя сказать, что это были в основном школьники или даже студенты. Половина опрошенных была моложе 33 лет – для сравнения: половина жителей Москвы моложе 40 лет. Большая часть пришедших на митинг (64%) – это мужчины, как и на большинстве других акций протеста.

Некоторые СМИ сообщали, что большинство участников протестных акций составляют приезжие из других регионов. В частности, «Комсомольская правда» и «Российская газета» приводят данные опроса Института инструментов политического анализа, согласно которому москвичей на проспекте Сахарова было всего 30%. Неделей ранее полиция заявляла, что среди задержанных на несогласованном митинге 27 июля половина была «приехавших».

Наши данные дают совершенно другую картину. 80% опрошенных постоянно проживают в Москве, еще 17% – в Московской области. Если говорить о числе родившихся в Москве, то оно действительно ниже – 49%, или 56% от постоянно проживающих в городе. Однако для остальных жителей Москвы этот процент должен быть примерно таким же. Например, по результатам репрезентативного опроса 600 москвичей, проведенного в конце 2018 г. при участии одного из авторов этой статьи, доля родившихся в Москве составляла всего 52%.

Как выглядит протест

На митинг можно прийти в обычной повседневной одежде, а можно взять в руки флаг, нацепить значок, повесить ленточку или держать плакат, сделав таким образом дополнительное политическое высказывание – послание, которое не просто привлечет внимание рядом стоящих зрителей, но попадет в поле зрения СМИ и так будет распространяться еще сильнее. Это связано с дополнительными рисками: есть прецеденты, когда людей с острыми плакатами задерживали даже на согласованных мероприятиях.

Тем не менее участники митинга не только брали плакаты у волонтеров, но и делали их сами. Среди самодельных лозунгов 10 августа преобладали не столько требования допустить до выборов независимых кандидатов в депутаты Мосгордумы («Не хотите Соболь, будет песец»), сколько выражение солидарности с ними: «Любовь – это я». Многие лозунги должны были продемонстрировать кипящие внутри эмоции, как, например, плакат «Я в бешенстве!». Огромное количество высказываний на плакатах и футболках касалось требования освободить политзаключенных. Именно в футболке с надписью «Свободу Егору Жукову» пришел на митинг рэпер Оксимирон. Но подавляющее количество самодельных посланий на плакатах обращало внимание зрителей на ситуацию с полицейским насилием и нарушением электоральных прав: «Власть – это мы, дайте нам право голоса!!!», «Честные выборы, а не обыски и аресты», «ГУЛАГ 2.0? Спасибо, не надо», «Чтобы попасть в избирком, становись придворным шутом!».

Всего 20% участников решили усилить свое присутствие на митинге ленточкой, флагом или плакатом. Их было особенно много – почти 30% – среди молодых людей в возрасте до 25 лет. Как правило, обычно женщины меньше мужчин вовлечены в протестные мероприятия и менее склонны брать в руки плакаты. Однако в этот раз все было не так, и доли женщин и мужчин с плакатами или футболками были одинаковыми.

Как узнали о митинге

Основным источником информации о митинге служили социальные сети. 64% опрошенных узнали о митинге из Facebook, Instagram, Telegram, YouTube или «В контакте». Значительный процент опрошенных (51%) также пользовался различными интернет-изданиями. Роль личного общения была невелика – всего 14% получали информацию от знакомых, родных или соседей. Роль остальных источников информации (радио, телевидения, газет, прочих соцсетей, включая Twitter) тоже была незначительна – их упомянули всего 17%.

Из соцсетей наиболее популярным был Facebook – 29% опрошенных. Instagram упомянули всего 13%, несмотря на то, что именно там обитает основная масса подписчиков знаменитостей, которые призвали прийти на митинг, – таких, как видеоблогер и журналист Юрий Дудь и рэпер Оксимирон. Доля тех, кто внял этим призывам, вряд ли превысила 5–10% от общего числа проживающих в Москве подписчиков, – хотя и это может быть немало, учитывая летний сезон и то, что для многих речь идет о первом политическом опыте.

Среди пришедших на Сахарова 17% впервые принимали участие в протестной акции, еще 9% делали это в течение прошедшего месяца, когда развивался московский политический кризис. Почти половина участников (47%) – это «старожилы», чье первое участие в протестной акции произошло более пяти лет назад.

В конце анкеты задавался нетривиальный вопрос, как опрашиваемый воспринимает себя относительно остальных россиян. Больше половины – 54% – согласилось с тем, что «я обычный человек, таких, как я, в стране немало»; меньшая часть – 36% – считали, что «таких людей, как я, в нашей стране немного», так что в целом у людей скорее не было ощущения того, что они какое-то обособленное меньшинство.

И придем еще

Подавляющее большинство, 78%, ответили «определенно да» на вопрос о готовности к участию в следующей акции со схожими требованиями; еще 15% ответили «скорее да». Больше половины опрошенных – 55% – ответили «скорее да» или «определенно да» на вопрос, важна ли согласованность будущих акций для решения об участии в них. Но чуть меньше половины опрошенных были настроены более решительно: 43% ответили на этот вопрос «определенно нет» или «скорее нет». Вопрос согласованности будущих акций менее принципиален для мужчин, чем для женщин. Боязнь насилия со стороны властей – это важный фактор для участия в протестных акциях, поэтому численность несогласованных мероприятий всегда ниже – в частности, по оценке одного из авторов этой статьи, численность прошедшей 3 августа несогласованной акции на Бульварном кольце составила около 20 000 человек, что почти в 3 раза меньше, чем собралось на проспекте Сахарова 10 августа.

Куда выходить

Главная сложность при проведении крупных акций протеста в Москве – это нежелание мэрии согласовывать акции внутри Садового кольца; проспект Сахарова – практически единственное место, на которое она соглашается. Меньше половины участников ответили «определенно да» или «скорее да» на вопрос о том, важно ли место проведения следующей акции для участия в ней; 57% ответили «скорее нет» или «определенно нет». При этом место проведения будущих акций важно для более возрастных участников, а также для тех, кто настроен более решительно и для кого согласованность будущих акций не принципиальна. Неудивительно, что несогласованные «выходы на бульвары» после отказов согласовывать мероприятия внутри Садового кольца привлекают достаточно много участников.

Итого, наш социологический опрос позволяет развеять некоторые устойчивые мифы о тех, кто выходит на протестные митинги и, в частности, пришел 10 августа на проспект Сахарова. Сухие цифры показывают, что это совсем не «понаехавшие» и не «школота». Большинство участников не ощущают себя фриками или белыми воронами, а, наоборот, считают, что многие думают так же, как они. Наконец, превентивный эффект полицейских мер по разгону несогласованных акций ограничен – почти для половины опрошенных согласованность акций не является необходимым условием участия в них.

Авторы — доцент Высшей школы экономики; сотрудник исследовательской группы «Мониторинг актуального фольклора» Института общественных наук РАНХиГС

Читать ещё
Preloader more