Статья опубликована в № 4884 от 26.08.2019 под заголовком: Комбинируй это

Комбинированная гибкость

Экономист Сергей Гришунин об альтернативе предложенному Центробанком порядку расчета нормативов достаточности капитала банков

Новый порядок расчета нормативов достаточности собственных средств (капитала) банков, предложенный Центробанком в июле 2019 г., вызвал дискуссию в банковском и корпоративном сообществе. Критики справедливо указывают, что, несмотря на соответствие рекомендациям Базельского комитета по банковскому надзору (БКБН), новый порядок содержит положения, ставящие под вопрос возможность достижения поставленных на государственном уровне целей: высвобождение банковского капитала и стимулирование кредитования бизнеса.

На мой взгляд, решением спора могло бы стать применение комбинированного подхода к резервированию. Он предполагает более гибкую оценку кредитных рисков потенциальных заемщиков, в том числе за счет широкого использования рейтингов, присвоенных агентствами, одновременно с внутренними рейтингами самих банков. К слову, сейчас право присваивать свои рейтинги есть только у Сбербанка и Райффайзенбанка, и именно эти банки упрочат свое конкурентное преимущество в сфере кредитования. Применение комбинированного подхода не только обеспечит рост экономики России, но и сделает конкуренцию между банками более справедливой.

Из двух вариантов, предлагаемых БКБН (либо с использованием рейтингов международных агентств, либо без использования рейтингов вообще), Банк России выбрал наиболее консервативный безрейтинговый подход. Он выделяет категории заемщиков «инвестиционного класса» с пониженным коэффициентом риска 65% и «обычного класса» с коэффициентом 100%. Вместо рейтингов для деления на эти классы используется профессиональное суждение с комбинацией двух критериев: финансовое положение и качество обслуживания долга. Подход с профессиональным суждением морально устарел и серьезно уступает рейтинговым моделям, так как не предполагает четкого и однозначного набора измеримых показателей для оценки кредитоспособности заемщика, ориентирован в прошлое, плохо моделируется и не позволяет рассчитать вероятность дефолта с требуемой точностью. Это признает и рынок, и даже сам ЦБ.

Оппоненты, среди которых главы корпораций, разумно отмечают: в таком случае в каждом классе окажется большое количество компаний-гигантов, все равно отличающихся друг от друга по кредитному качеству и финансовой устойчивости. По мнению крупных заемщиков, разумно было бы увеличить дифференциацию заемщиков путем использования кредитных рейтингов, присвоенных национальными агентствами: так «лучшие» смогут претендовать на больший объем заимствований для финансирования программ развития, а кредитование «худших» будет ограничено.

Основное препятствие для внедрения этого подхода – несопоставимость рейтинговых шкал национальных и международных агентств. Подход с приравниванием рейтингов не выдерживает критики, поскольку в национальных рейтинговых шкалах не заложены суверенные риски. Из-за этого не происходит относительного ранжирования заемщиков по их кредитному качеству с учетом уровня кредитоспособности обязательств российского правительства.

С использованием комбинированного подхода исчезает механистическое использование рейтингов: коэффициенты риска рассчитываются одновременно с использованием рейтингов от аккредитованных ЦБ агентств и нерейтинговой информации. Это в том числе данные о допуске ценных бумаг к торгам в определенном котировальном списке, степени ликвидности облигаций, качестве корпоративного управления, зрелости системы управления рисками и т. д.

В комбинированном подходе регулятору необходимо стимулировать банки к переходу на использование внутренних рейтингов. У них есть неоспоримые преимущества над внешними рейтингами: внутренние рейтинги базируются на накопленной и поверяемой статистике по дефолтам, учитывают специфику кредитного портфеля банка, используют новейшие достижения в моделировании (например, искусственный интеллект). Для упрощения перехода банков на продвинутый подход его следует внедрять постепенно, начиная с продуктов, оцениваемых на коллективной основе. Разумной также является дифференциация сложности продвинутого подхода в зависимости от размера банка, его кредитного портфеля. Правилом мог бы стать принцип «чем лучше система управления рисками банка, тем либеральнее норматив достаточности собственных средств». Для ускорения перехода на внутренние модели необходимо обучать сотрудников банков наиболее эффективным подходам к моделированию.

Для допуска национальных рейтингов к расчету резервов должна быть проделана значительная работа. Регулятор мог бы стимулировать национальное рейтингование для расширения охвата компаний и отраслей. Необходимо разработать и внедрить официальную систему сопоставления рейтинговых шкал различных агентств (такая работа была начата ЦБ некоторое время назад, но не доведена до конца). Для обеспечения сравнимости национальные агентства должны присвоить России суверенный рейтинг и внедрить международную шкалу. Для избегания рейтинговых ошибок можно было бы провести независимую верификацию рейтинговых методологий национальных агентств. Наконец, требуется как разработка новых рейтинговых методологий, так и наполнение рейтинговых шкал дефолтной статистикой. Национальным агентствам также необходимо совершенствовать системы внутреннего контроля и управления рисками (включая управление модельным риском).

Подход ЦБ, напротив, может иметь ряд негативных последствий для экономики. Так, регулятор предлагает использование повышенных коэффициентов риска и кредитной конверсии по условным обязательствам кредитного характера без риска. Такие обязательства считаются надежными источниками ликвидности для банков и одним из ключевых условий получения более высокого кредитного рейтинга: к их числу, например, относятся неиспользованные кредитные линии с правом банка на их закрытие при наличии свидетельств близости заемщика к дефолту. Здесь я разделяю взгляды многих крупнейших банков: это повышение способно нивелировать высвобождение капитала, которое возникнет после понижения коэффициентов риска заемщиков «инвестиционного сегмента». Реакцией банка в ответ на повышенный коэффициент риска отдельных заимствований станет значительное сокращение неиспользованных кредитных линий. В итоге стоимость линий вырастет, кредитные рейтинги могут понизиться, а в экономике возникнут дополнительные риски роста числа дефолтов по причине нехватки ликвидности. Корпорации же в ответ либо начнут сокращать длительные капиталовложения, либо будут вынуждены держать на балансе «неработающие» денежные средства для избегания кризисов ликвидности.

А комбинированный подход, напротив, предполагает дифференциацию коэффициентов риска в зависимости от кредитного качества заемщика (по крайней мере для условных обязательств инвестиционного класса) или от цели финансирования: например, для проектов, направленных на развитие бизнеса, при получении ссуд будут применяться пониженные коэффициенты риска.

В итоге комбинированный подход позволит применить большую гибкость в расчете резервов и тем самым обеспечить увеличение объема кредитования реального сектора экономики. Одновременно он уменьшит вероятность накопления дополнительных системных рисков в сфере ликвидности и неплатежей бизнеса. Стимулом также станет дальнейшее развитие российской рейтинговой отрасли и повышение качества национальных рейтингов. Необходимая дополнительная работа обязательно окупится, ведь в конце концов результатом будет решение задачи обеспечения долгосрочного и устойчивого роста экономики за счет внутренних ресурсов.

Автор — старший менеджер департамента управления рисками «Делойт» СНГ

Читать ещё
Preloader more