Президентский обмен

Масштабный обмен – первый важный шаг к нормализации отношений России и Украины, последующие потребуют больше сил и времени
Gleb Garanich / REUTERS

Россия и Украина сделали первый символический шаг навстречу друг другу, обменявшись 7 сентября 70 (35 на 35) заложниками необъявленного политического конфликта. Для обеих стран это значимое событие: Москва, в частности, получила украинского журналиста Кирилла Вышинского и бывшего командующего ПВО самопровозглашенной ДНР Владимира Цемаха, а Киев – крымчанина Олега Сенцова и 24 украинских моряков, задержанных в Керченском проливе. Для Киева обмен стал в первую очередь гуманитарной операцией, а для Москвы – скорее военно-политической: он косвенно подтверждает вовлеченность России в конфликт в Донбассе и заинтересованность в торможении процесса о сбитом в июле 2014 г. Boeing, где Цемах – один из важных свидетелей.

Обмен, проходивший по классическому сценарию – одновременный старт двух самолетов с обмениваемыми из двух столичных аэропортов, – сохранял интригу до последнего момента. Еще две недели назад российские и украинские СМИ писали об обмене по формуле «33 на 33», а не «35 на 35»: похоже, что до последнего было неочевидно, что в списки будут включены Сенцов и Цемах с Вышинским; дата обмена была перенесена на неделю. В его подготовку были вовлечены дипломаты, силовики и уполномоченные по правам человека с обеих сторон, но фактически это результат взаимодействия двух президентов напрямую: подготовка обмена началась после первого телефонного разговора Владимира Зеленского и Владимира Путина, третьим их разговором – вечером в субботу, после обмена – процесс и завершился.

Политически процесс обмена важен для обеих сторон, но по-разному. Для президента Зеленского большой обмен был одним из пунктов его предвыборной программы – и стал одним из таких достижений, какие вынуждены признать даже его политические оппоненты.

Для президента Путина это возможность продемонстрировать политический вес Москвы за счет включения в списки для обмена Цемаха, передаче которого сопротивлялись власти Нидерландов (но следователи по делу Boeing успели допросить его еще до передачи Москве, заявил Зеленский), – и одновременно это и косвенное подтверждение причастности России к конфликту, которое Москва официально отрицает.

И картины разные.

Президент Зеленский лично приехал встречать вернувшихся из России сограждан; президент Путин предпочел открыть празднование Дня города в Москве. Киев моментально обнародовал списки вернувшихся домой граждан, Москва к вечеру воскресенья этого так и не сделала, по информации из неофициальных источников, большинство прилетевших из Киева – граждане Украины.

Обмен обе стороны считают первым шагом к нормализации отношений, но едва ли она будет быстрой. На очереди – обмен всех оставшихся граждан, разведение войск, полное прекращение огня и, собственно, прекращение конфликта. Одних только телефонных звонков президентов для этого, очевидно, будет недостаточно.