Статья опубликована в № 4902 от 19.09.2019 под заголовком: Как устроена исправительная система

Как устроена исправительная система

Социолог Ксения Рунова о том, чем отличаются российская и западная модели устройства системы исполнения наказаний

Протесты лета 2019 г. в Москве привели к приговорам к реальному лишению свободы для шести человек – Павла Устинова, Константина Котова, Данилы Беглеца, Кирилла Жукова, Ивана Подкопаева и Евгения Коваленко, в общей сложности приговоренных к 19 годам лишения свободы. Приговоры будут обжалованы, но если фигуранты «московского дела» не будут оправданы, то им, скорее всего, придется на личном опыте познакомиться с тем, как устроена российская исправительная система, принципиально отличающаяся от западной.

Главная особенность отечественной системы исполнения наказаний – 99% осужденных содержатся не в учреждениях камерного типа, как в западных странах, а живут в общежитиях. В колониях осужденные организованы в большие коллективы-отряды, а не разбиты на маленькие ячейки-камеры по несколько человек. С советских времен Россия унаследовала сеть лагерей, где осужденные жили в бараках, внутри которых они могли свободно передвигаться и общаться между собой. До революции 1917 г. осужденные жили в основном в учреждениях с камерным типом содержания, хотя некоторые камеры были большими.

В колониях постсоветского типа все наблюдают за всеми. Исследователи Гевин Слайд и Лаура Пиачентини назвали такую модель полиоптикумом. Это отход от паноптикума – проекта идеальной тюрьмы, предложенного Иеремией Бентамом в XVIII в. Этот проект распространился в западных странах если не в архитектурном смысле, то по духу и основополагающей идее куда шире, чем в России. В паноптикуме сотрудник находится в центре тюрьмы на специальной вышке и наблюдает за заключенными, которые находятся в маленьких ячейках с прозрачными стенами. Даже если наблюдение не осуществляется постоянно, то осужденные чувствуют себя на виду 24 часа в сутки.

В российском случае организация контроля над заключенными становится более сложной задачей, чем в тюрьме с ячеистой структурой. В постсоветской модели главная группа сотрудников в тюрьме – оперативники, основной способ получения информации – осужденные, которые становятся глазами и ушами оперативников. Представим типовую колонию, где содержится 1000 человек. Там будет работать примерно пять оперативников, т. е. каждый отвечает за 200 осужденных, а также начальники отрядов. Управление построено на сети информаторов и чрезмерно жестких наказаниях за незначительные проступки, поскольку маленькое количество сотрудников должно контролировать большое количество осужденных. Дефицит кадров не позволяет работать по-другому.

Система коллективного проживания влияет и на организацию самоуправления среди осужденных. С одной стороны, для осужденных созданы формальные должности, т. е. они становятся административными сотрудниками (дневальный отряда – помощник начальника отряда, библиотекарь и др.), иногда даже более влиятельными, чем некоторые сотрудники. С другой стороны, есть и самоуправление снизу, когда одни осужденные начинают управлять другими по своей воле. В условиях общежитий легче организовать самоуправление и укоренение идей воровского мира, чем в условиях тюрьмы-паноптикума с ячеистой структурой.

Самый распространенный тип исправительного учреждения – это колонии общего режима, за ними идут колонии строгого режима. Женщины могут быть осуждены только к отбыванию наказания в колонии общего режима. Именно в колониях этих двух типов сейчас содержится чуть более 400 000 человек – 91,4% от всех осужденных к лишению свободы. Общий и строгий режимы делятся еще на два основных типа: для людей, впервые совершивших преступление, и для тех, кто совершил преступление повторно.

Колонии общего и строгого режима отличаются не сильно – в основном количеством разрешенных свиданий, посылок и денег на лицевом счете, которые осужденные могут тратить на свои нужды. Например, при строгом режиме осужденные могут получить три краткосрочных и три длительных свидания с родными в год, а при общем режиме – шесть краткосрочных и четыре длительных. Основная масса осужденных не может свободно передвигаться по территории учреждения вне локальной зоны своего отряда (огороженного участка вокруг жилого помещения отряда) без разрешения или сопровождения сотрудника. Право на это получают только осужденные, занимающие административные должности. Проживают осужденные чаще всего в общежитиях, где друг от друга отделены только отряды, а внутри отряда все живут в одном большом помещении, уставленном двухъярусными кроватями.

Колонии-поселения самый мягкий режим содержания, там отбывает наказание на данный момент чуть больше 33 000 осужденных. Мужчины и женщины могут содержаться на одной территории, но в разных зданиях. Осужденные также могут жить на территории колонии вместе с семьей. Они не только могут свободно перемещаться по территории колонии, но также работать за пределами учреждения.

Наиболее жесткий режим содержания – в колониях особого режима и в тюрьмах. Туда попадают приговоренные к пожизненному лишению свободы или смертной казни, а также совершившие особо опасный рецидив. Кроме того, туда могут быть переведены злостные нарушители с более мягкого режима. В тюрьмах и частично в колониях особого режима осужденные живут в камерах: общих или одиночных. Там содержится чуть больше 3000 человек.

Помимо основного режима, внутри исправительных учреждений тоже есть разные условия отбывания наказания. Решение о распределении принимает уже не суд, а администрация учреждения. Здесь обнаруживаются коррупционные возможности: многие хотят иметь облегченные условия содержания из-за большего количества свиданий и передач и лучших бытовых условий.

Переход от полиоптикума к паноптикуму (от общежития к камерному содержанию) для осужденных за преступления, к которым нельзя применить наказания, не связанные с лишением свободы, разумен с точки зрения безопасности и контроля. Однако надо учесть необходимость соблюдения европейских стандартов бытовых условий и режима содержания осужденных, которым пока соответствует лишь малая часть российских тюрем. Минусы такой системы для осужденных – ощущение замкнутого пространства и невозможности скрыться от наблюдения хотя бы на какое-то время, затерявшись среди других осужденных. В российском случае дополнительные сложности камерного типа содержания касаются самого тюремного режима – а именно, что сотрудники должны выводить сидельцев по одному из камеры, а не отрядами, как это делают в колонии. Из-за этого сложно организовать работу и обучение заключенных, а также медицинскую помощь.

Некоторые постсоветские страны пытаются уйти от системы общежитий, закрывают колонии и строят новые тюрьмы. Полностью перейти на европейскую систему тюрем удалось, например, Эстонии еще в 1990-е. Такой переход в России возможен при сокращении тюремного населения, создании мягких тюремных режимов, в том числе предполагающих возможность перемещения на некоторых участках тюрьмы. Кроме того, необходимы новые тюрьмы и переформатирование старых с учетом европейских стандартов. Дефицит сотрудников остается серьезной проблемой. Он должен быть восполнен в первую очередь за счет увеличения числа социальных работников, психологов и врачей. Такие меры призваны уменьшить нагрузку на оперативников, занимающихся в том числе воспитательной работой и предотвращением конфликтов.

Автор — младший научный сотрудник Института проблем правоприменения при европейском университете в Санкт-Петербурге

Читать ещё
Preloader more