Статья опубликована в № 4916 от 09.10.2019 под заголовком: Чекист на ГУЛАГе

Чекист на ГУЛАГе

Новому главе системы исполнения наказания досталось тяжелое наследство

Назначение нового руководителя ФСИН дает государству еще одну возможность реформировать пенитенциарную систему и превратить ее из рудимента ГУЛАГа в современную службу исправления и ресоциализации нарушивших закон. Успех тюремной реформы во многом зависит не только от личных качеств нового директора ФСИН, но и от финансирования системы и гуманизации правосудия.

Во вторник на должность директора службы исполнения наказаний был официально назначен генерал ФСБ, экс-начальник УФСБ по Красноярскому краю Александр Калашников. Перевод контрразведчика в службу исполнения наказаний не удивляет. Времена, когда тюремная система была местом ссылки для провинившихся чекистов, давно миновали. Калашников знает специфику ФСИН по прежней службе в регионах, где немало колоний и заключенных. Ему досталось непростое наследство.

Ключевой проблемой системы остаются рудименты ГУЛАГа. Тюремное население России снизилось с 2010 г. на 34,5% – до 536 700 человек. Но это не изжило пыточных практик сотрудников колоний и поощрения ими внутрикамерного насилия как средства поддержания порядка. Эти факты скрывались, но после утечки видеозаписей из ярославской колонии летом 2018 г. стало ясно, что издевательства – это часть системы. Руководство ФСИН также признало факты рабского труда заключенных, сверхурочно работавших за мизерную плату.

Эксперты Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге писали: пытки – следствие попустительства руководства СИЗО и колоний мелкому насилию сотрудников, привычка к которому порождает тяжкие преступления. Однако это часть проблемы отечественной исправительной системы.

Юрист Ольга Шепелева в опубликованном недавно докладе «Преступления и наказания: Что делать с российскими тюрьмами» отмечает, что насилие в местах лишения свободы – следствие комплекса причин. При значительных расходах на ФСИН в целом на содержание заключенных тратится всего 2,5 евро в день – в 50 раз меньше, чем в среднем в Европе. Кроме того, в российских тюрьмах много охраны, но мало врачей, психологов, социальных работников. Медленная реконструкция мест лишения свободы консервирует скученное размещение заключенных, которое трудно контролировать без применения насилия. Шепелева также указывает на то, что унаследованное от ГУЛАГа размещение мест лишения свободы в отдаленных местностях затрудняет сохранение семейных связей заключенных, их ресоциализацию после освобождения, а также отбор качественного персонала во ФСИН.

Сможет ли выходец из ФСБ, ведомства со специфическим восприятием права, изменить ситуацию, покажет время. Возможно, исправительной системе нужен свой Анатолий Сердюков, «штатский» министр, способный изменить сложившееся отношение к заключенным как к «лагерной пыли», и одновременно сильный лоббист, способный выбить средства на создание современных центров изоляции заключенных и уменьшить число приговоров к лишению свободы.

Читать ещё
Preloader more