Так ли страшны российские коллективные иски, как американские

Не полностью заимствованная юридическая инфраструктура может выхолостить эффективный на Западе институт общественного контроля над корпорациями
Максим Стулов / Ведомости

Первый коллективный иск, поданный по новым правилам, вступившим в силу 1 октября, на первый взгляд хорошая новость. Но новый механизм едва ли станет в России столь же эффективным оружием защиты прав граждан и наказания нарушивших их компаний, как на Западе: половинчатость в заимствовании институтов выхолащивает даже лучшие из них.

Идея упростить механизм подачи коллективных исков и сделать их более доступными принадлежит Общероссийскому народному фронту. До сих пор это можно было делать только в арбитражных судах в рамках корпоративных споров, но иски были единичными. Теперь коллективный иск к общему ответчику по поводу одинаковых нарушений и с одинаковыми требованиями могут подавать и граждане (группа от 20 человек) в суды общей юрисдикции, поделив между собой издержки, у такого группового иска будет приоритет перед индивидуальными. Первый иск по новым правилам на 2,95 млн руб. уже подан в Чебоксарах, ответчик – производитель косметики, который, как считают потребители, указал на этикетке косметической сыворотки не все компоненты. Это модельный кейс: по отдельности претензии были бы слишком мелкими, расходы на процесс – значительными; групповой же иск должен быть более чувствительным для ответчика и менее затратным для пострадавших потребителей. Схожие иски могут быть поданы, например, клиентами банков, мобильных операторов, страховых и строительных компаний и др.

В США и многих других западных странах коллективные иски давно стали грозным оружием в руках потребителей – суммы компенсаций могут исчисляться миллионами и даже миллиардами долларов. Но эффективность групповых исков в США связана с сочетанием факторов, прямо следующих из особенностей американской правовой системы, отмечает партнер «Пепеляев групп» Роман Бевзенко: это институт штрафных убытков для компаний за особо циничные нарушения (могут исчисляться сотнями миллионов); рассмотрение таких дел жюри присяжных, которые от имени общества реагируют на девиантное поведение компаний; «гонорар успеха» юристов в виде части этих огромных штрафных убытков. Чтобы групповые иски были эффективны и в России, нужно нарастить соответствующую юридическую инфраструктуру: штрафные убытки, жюри присяжных по гражданским делам, «гонорары успеха», но российская правовая система слишком отличается от американской, чтобы можно было безболезненно заимствовать сразу все эти элементы, полагает Бевзенко.

Но дело не только в этом. Эффективный механизм групповых исков в США – это производная от аксиомы, что общество – лучший контролер за всевластными корпорациями. В России же государство считает лучшим контролером себя: недоразвитому, в его глазах, обществу оно готово дать в руки лишь заведомо неопасное оружие.