Как Дональд Трамп отказался от своей войны

Масштабный военный конфликт между США и Ираном оказался никому не нужен
AFP

Масштабного военного конфликта между США и Ираном не случилось: Иран проявил сдержанность, нанося удар возмездия за уничтожение генерала Касема Сулеймани, а президент США Дональд Трамп, вопреки многочисленным ожиданиям, воздержался от ответного военного удара. Это позволило избежать многочисленных человеческих жертв – скорее всего, больших, чем число погибших пассажиров украинского Boeing 737, сбитого иранской ПВО через несколько часов после удара по американской военной базе. Эта трагедия, видимо, станет наиболее тяжелым непосредственным последствием острого кризиса, вызванного решением Трампа уничтожить влиятельного иранского генерала.

Решение о ликвидации Сулеймани действительно оказалось совершенно неожиданным и весьма опасным (возможно, еще не все его последствия наступили), но отказ Трампа от ответного удара укладывается в логику «наезд – откат», которую президент США использует в международных отношениях. Впрочем, решение все равно стало неожиданным. От Трампа ожидали куда более драматичной реакции – уже хотя бы потому, что он прямо заявил о желании нанести удар по объектам, представляющим культурную ценность. Кроме того, невозможно припомнить прецедент, по крайней мере после 1945 г., чтобы США отказались от нанесения ответного удара в случае открытой и анонсированной заранее атаки иностранного государства на американскую военную базу. Тем не менее Трамп предпочел, по крайней мере пока, не начинать свою войну – в отличие от многих американских президентов последних десятилетий.

Понятно, что выкрутиться Трампу помогло иранское руководство, фактически предупредившее об ударе и принявшее, судя по всему, технические меры для минимизации ущерба. Ирану война не нужна, несмотря на грозные заявления его руководства, вызванные действительно беспрецедентной акцией США по уничтожению одного из высших официальных лиц страны, с которой Америка не находилась в состоянии войны. Иранцам ясно, что в случае прямого военного столкновения они вряд ли смогут долго сопротивляться США. Самому Трампу сколько-нибудь масштабная война с серьезными людскими и финансовыми потерями в год выборов тоже не нужна, о чем он и сам открыто говорит, не забывая гордиться тем, что ракеты у него самые большие и умные. Явно не нужна война и оппонентам Трампа из демократической партии – хотя бы потому, что ее может начать Трамп.

Так почему же в первые дни нового года ситуация не оказалась на грани войны? За жесткие меры, в том числе военного характера, против Ирана выступает не Пентагон, а те гражданские политики, которых во времена СССР назвали бы «оголтелыми милитаристами». Среди них выделяется бывший помощник президента Трампа по национальной безопасности Джон Болтон, который после удара по Сулеймани не преминул подчеркнуть, что планирование операции началось еще при нем. Еще одним инициатором удара, как пишет американская пресса, был госсекретарь Майк Помпео, чья ненависть к иранскому режиму носит едва ли не религиозно обусловленный характер. Но окончательное решение о применении силы в конституции США закреплено за президентом. А он, несмотря на всю грозную риторику, все-таки при расчете плюсов и минусов решил, что открытая война ему невыгодна. Впрочем, это не означает, что угроза конфликта исчерпана, и очевидно, что американское давление на Иран будет только усиливаться.