Как заспамить Конституцию

Рабочая группа по подготовке поправок в Основной закон не стимулирует, а профанирует общественную дискуссию
Процедура внесения поправок к Конституции и их обсуждения все больше напоминает сокращенный вариант принятия «брежневского» Основного закона СССР в 1977 г. /TASS

Процедура внесения поправок к Конституции и их обсуждения все больше напоминает сокращенный вариант принятия «брежневского» Основного закона СССР в 1977 г., не предполагающий содержательной публичной дискуссии. Такой порядок позволяет обсуждать важные правовые новеллы людям, слабо разбирающимся в законах, – что лишь подчеркивает решающую роль президента в деле правки Конституции.

Продление срока принятия поправок ко второму чтению законопроекта в Госдуме до 2 марта призвано придать обсуждению вид большей основательности и убедить россиян и отчасти иностранцев, что изменения не обесценят Основной закон страны. Встреча Владимира Путина с рабочей группой по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию вечером в четверг и последовавшие разъяснения Кремля показали, в каком ключе предполагается обсуждать президентские новеллы.

Вопросы и уровень их обсуждения довольно наглядно (в прямом смысле – встреча транслировалась в прямом эфире) показали, что рабочая группа, в которой юристы-конституционалисты не являются ядром и не задают тона дискуссии, больше отвлекает общество от содержательной дискуссии о поправках, меняющих баланс власти в стране, и их целях, чем стимулирует ее. Видные деятели культуры, общественные активисты и спортсмены выражают преимущественно коллективное бессознательное. Признание олимпийской чемпионки Елены Исинбаевой о том, что она впервые ознакомилась с текстом Конституции, лишь став членом рабочей группы (а до того, мол, не было повода и необходимости), и комментарии пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова о необязательности знания ее положений отражают восприятие взаимоотношений между властью и народом в Кремле. Может ли человек, не знающий ключевых пунктов договора, понимать его смысл и требовать их соблюдения – вопрос риторический. Между тем именно Конституция фиксирует принципы общественного договора между государством, народом и отдельным гражданином.

Споры, доходившие, по словам члена группы медика Леонида Рошаля, едва ли не до рукопашной, пока не породили качественных новелл. Немногие дельные инициативы (и то вопрос – для Конституции ли?), например о праве законодательной инициативы омбудсмена, тонули в околоправовом спаме. Звучали требования закрепить в Конституции статус России как победителя во Второй мировой войне и как ядерной державы, «железобетонно» запретить обсуждение территориальных проблем, осудить безответственное отношение к животным. Десятки, если уже не сотни порожденных такими дискуссиями шуток о том, что бы еще вписать в Основной закон (победу над Наполеоном? первое место на Олимпиаде в Сочи?), хорошая иллюстрация того, как это «обсуждение» воспринимается обывателями.

Процедура все больше напоминает «всенародное» обсуждение советской Конституции 1977 г. Любопытно, что рабочая группа состоит из 75 человек, как и конституционная комиссия Верховного совета СССР. Но тогда имитация обсуждения выглядела внушительнее: в 450 000 собраний парткомов и 1,3 млн – трудовых коллективов участвовало 146 млн человек, высказавших 6,4 млн предложений. На этом фоне 500 нынешних поправок воспринимаются как недоработка.