Китай важнее, чем Беслан

Законодатели назначили окончание войны на день памяти о погибших в теракте детях
РИА Новости

Конъюнктурный перенос празднования даты, связанной с Великой Отечественной и Второй мировой войнами, по сомнительным историческим основаниям отражает стремление части российского правящего класса вернуться к сталинским трактовкам недавнего прошлого и продемонстрировать обиду другим странам. Авторов подобных переносов не смущает даже то, что новый праздник совпадет с днем трагедии в Беслане. 

В пятницу Совет Федерации одобрил перенос Дня победы над Японией с канонического дня 2 сентября на 3 сентября. Против голосовали представитель Северной Осетии Арсен Фадзаев и ХМАО-Югры Юрий Важенин, указавшие на неправильность смешивания дня завершения Второй мировой войны с трагической датой штурма школы № 1 в североосетинском городе Беслане в сентябре 2004 г., жертвами которого стали 336 человек, в том числе 186 детей.

Но авторов переноса даты совмещение победы над Японией с трагедией Беслана смущает мало. Для них важнее показать роль СССР в победе над императорской армией и вернуться к сталинским трактовкам и датировке событий. Напомним, что 3 сентября как праздничный нерабочий день был установлен в 1945 г. указом президиума Верховного совета СССР (по неизвестной причине) и отмечался отдельно в течение трех лет. Затем дни победы над Японией, а заодно и 9 мая – победы над Германией стали рабочими. Статус всенародного праздника, своего рода общегражданской Пасхи, к 9 мая вернулся уже при Леониде Брежневе в 1965 г. 

Авторы пояснительной записки к закону утверждают, что поправки вносятся «в целях укрепления исторических основ и патриотических традиций, сохранения исторической справедливости в отношении победителей во Второй мировой войне, увековечения достойной памяти погибших при защите Отечества», и подчеркивают, что «победа Советского Союза над Японией в 1945 г. внесла решающий вклад в завершение Второй мировой войны». Наконец, отмечают инициаторы новеллы, Россия теперь будет праздновать День победы над Японией в один день с Китаем.

Однако эти доводы не звучат убедительно. Китай, несмотря на длительность участия в войне с Японией (кому как нравится – с 1931 или с 1937 г.) и исчислявшихся десятками миллионов погибших военнослужащих и особенно мирных жителей, был ведомым в антияпонской коалиции. Его способность к сопротивлению зависела от поставок боевой техники, вооружения, амуниции и боеприпасов, а также успехов союзников на других театрах военных действий.

Наконец, 2 сентября 1945 г. на борту американского линкора «Миссури» была подписана капитуляция Японии перед союзными державами. Военные США и Великобритании учли европейский урок, когда из-за протестов Кремля безоговорочную капитуляцию пришлось подписывать дважды – 8 и 9 мая, и провели церемонию так, чтобы представители всех держав-победительниц, от СССР, США и Великобритании до Нидерландов и Новой Зеландии, подтвердили поражение императорской Японии одновременно.

Отказ от канонической версии Дня победы над Японией в день подписания ее официальной капитуляции не вносит что-либо новое в понимание недавнего прошлого. Рассуждающие о воспитании таким образом патриотизма и гордости за историю обманывают обывателей и (или) самих себя. Подобное переписывание прошлого и его дат – всего лишь очередные попытки паразитировать на памяти о Победе и заодно продемонстрировать бывшим союзникам и нынешним «партнерам» собственный взгляд на прошлое.

Показательно и то, что авторы законопроектов не понимают, что перенос Дня победы над Японией оскорбляет один из российских народов, для которого 3 сентября – день национальной трагедии. Самая мягкая оценка переноса 2 сентября на 3-е осетинскими пользователями соцсетей – это недоумение и обида. Показательно, что называющие себя блюстителями истории не спросили мнения о переносе у родственников творцов той победы, например командующего конно-механизированной группой Забайкальского фронта генерала Иссы Плиева, удостоенного за бросок через Гоби и Хинган в августе 1945 г. второй Золотой звезды Героя Советского Союза.