Как Польша проиграла Украину

Киевский поход Юзефа Пилсудского
United States Library of Congress

Возобновление 100 лет назад, 25 апреля 1920 г., советско-польской войны было вызвано стремлением руководства независимой Польши вернуть «традиционные» границы и застраховаться от советского вторжения. Надежды Варшавы на краткосрочную кампанию не оправдались: наступление польских войск на Украине не привело к разгрому противостоящих частей Юго-Западного фронта и породило затяжную, изобиловавшую драматичными эпизодами войну с Советской Россией.

Поражение Германии в Первой мировой войне, провозглашение Юзефом Пилсудским 16 ноября 1918 г. независимости Польши резко изменили военно-политическую обстановку на востоке Европы. Амбиции польского государства, вернувшегося из исторического небытия, столкнулись со стремлением к национальному возрождению народов с окраин распавшихся империй и мессианскими идеями большевиков о мировой революции.

Отвод немецких войск после Компьенского перемирия активизировал попытки новых государств закрепить за собой «ничейные» территории. К середине февраля Красная армия вышла на линию Паневежис (Литва), Слоним, Береза Картузская (нынешняя Белоруссия), Сарны, Овруч (Украина), а 6 января советские части выбили из Вильнюса польские войска. РСФСР признала независимость провозглашенных в декабре 1918 г. – феврале 1919 г. Литовской, а затем объединенной Литовско-Белорусской ССР, что вызвало негативную реакцию Варшавы, мечтавшей о восстановлении границ Речи Посполитой, существовавших до ее первого раздела в 1772 г.

Эвакуация немецких войск из Польши создала линию соприкосновения частей Красной и польской армий в Белоруссии и на Украине. В марте 1919 г. поляки перешли в наступление в Белоруссии, заняли Слоним и Пинск. Варшава объясняла свои действия стремлением создать «пояс безопасности» и занять более удобные рубежи на случай советского вторжения, но объяснение не выглядело убедительным: еще до начала боевых действий против Красной армии польские войска вели боевые действия против Западно-Украинской народной республики, а затем и против Украинской народной республики Симона Петлюры. Несмотря на неоднократные требования Антанты о перемирии, украинско-польская война продолжалась до оккупации Польшей Западной Украины и Холмщины летом 1919 г. 

Профессор исторического факультета МГУ Геннадий Матвеев пишет: весной 1919 г. сразу два высокопоставленных офицера польской армии (первый ее начальник генштаба Тадеуш Розвадовский в негласном меморандуме и полковник Мариан Жегота-Янушайтис – в статье, опубликованной в журнале «Беллона») настаивали, что в ситуации политической и военной неопределенности мирные принципы Вудро Вильсона должны быть подкреплены военной силой, а границы Польши следует перенести на удобные для обороны естественные рубежи: Березину, Днепр (до впадения в него Припяти) и далее, по рекам Случь и Смотрич до Каменец-Подольского и по линии старой русско-австрийской границы. 

Перемены на Западном фронте

Наступление польской армии в Белоруссии весной 1919 г. не встретило упорного сопротивления: наиболее боеспособные части Красной армии, в том числе и резервы Западного фронта, перебрасывались против наступавшей на Волге армии адмирала Александра Колчака. 16–19 апреля польские войска выбили красных из Вильнюса, заняли Лиду и Барановичи. В начале июля поляки, сконцентрировав более 23 000 штыков и сабель против 15 000 в войсках Западного фронта, возобновили наступление, 4 июля они заняли Молодечно, а 8 августа захватили Минск.

Командование советского Западного фронта отвело главные силы за Березину, создав новый рубеж обороны. Польское наступление продолжалось. Но одновременно Варшава, опасаясь победы белых в Гражданской войне, искала негласных контактов с большевиками. Неофициальные переговоры между Польшей и РСФСР на станции Микашевичи в Белоруссии проходили в октябре – декабре 1919 г. под прикрытием Красного Креста и привели к остановке широкомасштабных боевых действий польской армии в критический для вооруженных сил юга России (ВСЮР, главнокомандующий – Антон Деникин) период «похода на Москву». Это позволило главному командованию Красной армии перебросить на Южный фронт латышскую и эстонскую стрелковые дивизии и бригаду Червонного казачества, сыгравшие большую роль и в контрударе под Орлом, и в контрнаступлении Красной армии против ВСЮР.

Весной 1920 г. предложения о перемирии сочетались с попытками активизации боевых действий: в марте польские войска перешли в наступление на Речицу, но вынуждены были отступить. В свою очередь попытка войск Юго-Западного фронта наступать на Новоград-Волынский, Шепетовку и Каменец-Подольский в середине марта также не увенчалась успехом.

Поход на Киев

Тем временем в Варшаве вновь оживились сторонники наступления на Украине. Они надеялись при технической и военной поддержке стран Антанты нанести серьезное поражение Советской России, создать на Украине буферное государство или занять значительную территорию, приближающую Польшу к «историческим» границам 1772 г. Военные и политики знали о тяжелом экономическом положении и транспортной разрухе в Советской России, но недооценили боеспособность Красной армии после победы над главными силами белого движения и возможность советского командования маневрировать и сосредотачивать резервы.

К концу апреля польские войска на Украине и в Белоруссии, по расчетам историка Михаила Мельтюхова, насчитывали 145 000 штыков и сабель, более 1000 орудий и минометов, по 50 бронемашин и аэропланов. Они превосходили армии Западного и Юго-Западного фронтов в 1,25 раза – в штыках и саблях, в 1,6 раза – в артиллерии, в 2 раза – в авиации и в 1,2 раза – в бронемашинах. 

На Украинском фронте преимущество польской армии было более впечатляющим: в 4 раза – по количеству штыков и сабель, в 2,5 раза – в артиллерии и абсолютное – в бронемашинах. 

Польское командование (одной из армий – 3-й – командовал лично Юзеф Пилсудский) намеревалось рассечь войска Юго-Западного фронта, окружить главные силы 12-й армии под Овручем и Малином и быстро выдвинуться на Киев. Однако польское командование переоценило собственные силы и не координировало свои действия с оборонявшейся в Крыму Русской армией генерала Петра Врангеля.

23 апреля две галицийские бригады из состава 14-й советской армии (они перешли к красным в начале 1920 г.) подняли мятеж, облегчивший продвижение польской армии. 

Первые дни начавшегося 25 апреля наступления были успешными для польской армии: на следующий день ее дивизии захватили Житомир и Коростень, а уже 27 апреля конные части 3-й армии заняли Малин и Казатин. Но затем польское командование проявило колебания, выбирая между наступлением на Киев и окружением и уничтожением 14-й армии. Пауза в боевых действиях позволила большей части советских войск организованно отойти и избежать окружения, а продолжавшееся наступление польской армии одновременно на киевском и одесском направлениях растягивало и ослабляло ее ударную группировку. Кроме того, в ходе боевых действий и от болезней польские войска потеряли в апреле около 14 000 солдат и офицеров.

Ответный удар

Захват польской армией Киева 6 мая и занятие ею плацдармов на восточном берегу Днепра не привели к распаду обороны ЮЗФ, главные силы которого, получив пополнение, продолжали удерживать новую линию фронта. Зато занятие Киева иностранными войсками изменило настроения части бывших офицеров. Большевики превратились в их глазах в силу, отстаивавшую территориальную целостность страны. 30 мая 1920 г. группа генералов русской армии во главе с бывшим главкомом и командующим ЮЗФ в Первой мировой Алексеем Брусиловым и бывшим военным министром Алексеем Поливановым обратилась к офицерам и генералам с призывом в критический момент «забыть все обиды <...> и добровольно идти с полным самоотвержением и охотой в Красную армию <...> и служить там не за страх, а за совесть, дабы своей честной службой, не жалея жизни, отстоять во что бы то ни стало дорогую нам Россию и не допустить ее расхищения». На него откликнулись около 14 000 бывших генералов и офицеров, в том числе освобожденных из лагерей и тюрем белых офицеров. Пополнение квалифицированными командирами отразилось на качестве боевого управления.

Польский фронт превратился в главный фронт Красной армии, получавший в приоритетном порядке резервы и дефицитные ресурсы: обмундирование, боеприпасы, авиационное и автомобильное топливо. Чтобы ослабить натиск польской армии на Украине, войска Западного фронта, получившие в апреле и мае около 40 000 человек маршевого пополнения и в общей сложности 7 дивизий, перешли в наступление в Белоруссии 15 мая. Они имели значительное превосходство над поляками в живой силе (в 1,9 раза), артиллерии (в 1,5 раза) и авиации (в 3,5 раза), применили трофейные танки, но медленно продвигались из-за недостатка обозов, распутицы и слабого управления войсками, наткнулись на контрудар польских войск, вынудивший наступавших вернуться 10 июня почти на исходные позиции. Несмотря на неудачу, удар Западного заставил польское командованию ослабить для его отражения ударную группировку на Украине, а также задействовать большую часть стратегических резервов (8 пехотных дивизий и 2 кавалерийских бригады), предназначавшихся для развития успеха.

Буденный против Пилсудского

Войска Юго-Западного фронта, усиленные 1-й Конной армией Семена Буденного и 25-й дивизией (ею командовал преемник Василия Чапаева Иван Кутяков), получив в мае более 40 000 пополнения, тем временем готовили собственное наступление. До подхода 25-й дивизии, сопоставимой по боевой мощи (13 000 штыков и сабель, более 50 орудий и 500 пулеметов) с некоторыми армиями, войска ЮЗФ существенно уступали противнику в общей численности, но превосходили поляков в ударных силах. Красное командование предполагало прорвать оборону противника и выйти в тыл его киевской группировке, чтобы окружить и разгромить главные силы поляков на Украине. 

Первые попытки наступления на Киев и переправы через Днепр 26–27 мая оказались неудачными: стрелковые полки 12-й и 14-й армий встретили упорное сопротивление противника, а дивизии 1-й Конной с 29 мая по 2 июня не смогли прорвать позиционную оборону поляков. Иосиф Сталин, член военного совета ЮЗФ, просил главкома Сергея Каменева усилить фронт двумя дивизиями с Северного Кавказа, но получил отказ: в Москве не без оснований опасались активизации армии Петра Врангеля.

Командование ЮЗФ приостановило наступление и приказало сконцентрировать силы на ключевых направлениях. Ударная группа 12-й армии должна была форсировать Днепр и наступать на Киев с севера. 1-ю Конную перебросили под Ново-Фастов, предписав не ввязываться в бои за укрепленные пункты, а обходить их и прорываться в глубину обороны. И утром 5 июня, воспользовавшись непогодой, кавалерийские дивизии 1-й Конной прорвали оборону поляков и вышли им в тыл, перерезав железную дорогу под Казатином. 7 июня 4-я кавалерийская дивизия заняла Житомир, 11-я – Бердичев, польская конница была разбита. К вечеру 8 июня части 1-й Конной армии вышли на 110–120 км в тыл киевской группе войск. 

Злая ирония истории: 6 июня Русская армия генерала Петра Врангеля начала прорыв через Перекоп и десантировалась в Северной Таврии, но наступление белых в этот момент уже не могло серьезно повлиять на ход боевых действий на польском фронте, который стремительно откатывался на запад.

12 июня Красная армия заняла Киев и продолжала наступление с целью окружения и разгрома 3-й польской армии. Ее главным силам удалось выйти из окружения к середине июня. Однако июньские бои на Украине привели к большим потерям польских войск, вынудили польский генштаб перебросить для стабилизации фронта значительные силы из Белоруссии. Летние сражения на Украине означали перелом в советско-польской войне. Плохо спланированная попытка молниеносной войны обернулась для Варшавы серьезными проблемами и, как показали последующие сражения, угрозой потери национальной независимости. 

Автор историк