Энергодипломатия: искусство невозможного

Только коллективными усилиями можно спасти нефтяной мир
Jon Nazca / Reuters

В конце мая могут заполниться емкости в нефтехранилищах Кушинга (штат Оклахома) – и повторится «черный понедельник» 20 апреля. В тот день впервые в истории цена на нефть на «бумажном» рынке (майские фьючерсы на американский маркерный сорт WTI на Нью-Йоркской товарной бирже) стоили минус $40,32 за баррель.

В Великобритании нечто похожее, правда, бывало – при освоении нефтегазовых месторождений Северного моря, – но не из-за рыночных причин: цены иногда уходили в минус, когда правительство ввело запрет на продажу жидких фракций, если не обеспечена полная утилизация попутного газа. Отрицательные цены становятся нормой в возобновляемой (солнечной и ветровой) энергетике, и на этом строится идеология производства так называемого зеленого водорода в рамках политики декарбонизации ЕС.

Сейчас главная краткосрочная задача нефтяной отрасли – не допустить переполнения нефтехранилищ. Но предложение по-прежнему в избытке, и срочно нужны любые рациональные средства, чтобы оттянуть полное затоваривание емкостей.

Понятно, что можно и нужно не только согласованно сокращать добычу вслед за все еще падающим спросом, но совершать иные коллективные «противопожарные» действия международного охвата.

Вариант для России и Украины

В российских СМИ с издевкой встретили заявление исполнительного директора украинского «Нафтогаза» Юрия Витренко, что Украина в состоянии поддержать мировой рынок нефти: у страны есть огромная нефтетранспортная система, в ней можно хранить нефть, есть множество остановленных и один работающий НПЗ, и тоже с емкостями, наконец, есть хранилище на 1 млн т у минобороны.

«Похоже, бизнес по хранению нефти наиболее прибыльный. Нужно не упустить возможности и максимально его монетизировать», – призвал Витренко, но, будучи декларативно политиком антироссийским, предупредил, что хранить следует не российскую нефть. Замечу, что антироссийская позиция не помешала «Нафтогазу» в канун 2020 г. заключить новый долгосрочный транзитный газовый контракт с «Газпромом», а Витренко – пожать руку Алексею Миллеру.

22 апреля оператор нефтетранспортной системы Украины (НТСУ) «Укртранснафта» заявил, что НТСУ не предусматривает возможности предоставления услуг хранения нефти, так как все технологическое оборудование НТСУ спроектировано и построено, чтобы обеспечить надежную и бесперебойную транспортировку нефти. Кроме того, хранение нефти для иностранных компаний на территории Украины не урегулировано законодательно: нефть импортного происхождения может находиться на территории Украины только в двух режимах – импорт или транзит, объяснила «Укртранснафта».

Но уже 25 апреля «Укртранснафта» предложила минфину Украины разработать нормативно-правовые основы для хранения нефти на мощностях НТСУ в режиме «таможенный склад», т. е. 1095 дней без налогообложения и таможенных пошлин. «Укртранснафта» же получит доход от услуг хранения. Недавно в такой режим были переведены подземные газохранилища на западе страны.

На мой взгляд, несмотря на антироссийский пафос Витренко, использование НТСУ в режиме таможенного склада применимо именно и только для российской нефти: какие-либо другие поставки на Украину или невозможны, или требуют серьезного, а главное – долгого изменения международной логистики. Можно было бы везти нефть танкерами в Одессу – но это означает встречные транспортные потоки через турецкие проливы, а Турция за месяц разрешений не даст. Развернуть физические потоки нефти в трубопроводах, идущие с востока на запад, невозможно, как и устроить виртуальный реверс. Остается российская нефть – поставки могут быть оформлены, по-видимому, как давальческое сырье от консорциума российских компаний, агентом которого выступит «Транснефть».

Вариант для США и всего мира

Способ стерилизации избытка нефти обсуждается сейчас в США. Пока он предназначен для защиты американских сланцевых производителей, но может подойти и другим странам, имеющим достаточные финансовые резервы или доступ на финансовые рынки. А возможно, и как целевая схема для участников соглашения стран ОПЕК и не-ОПЕК, т. е. для Саудовской Аравии и России тоже.

Администрация Дональда Трампа обсуждает финансовую поддержку производителей нефти – точнее, выплаты американским нефтяникам за отказ от ее добычи. Потом, когда они ее все-таки добудут, доходы от продажи получит минфин США. Это значит, что правительство авансом купит у производителей нефть в недрах, но попросит ее оттуда не извлекать и не поставлять на рынок. В принципе, нормальная экономическая ситуация. Она аналогична либо торговому контракту с отложенной поставкой, либо инвестиционному соглашению с отложенным вступлением в силу.

Госконтракты с нефтяными компаниями (вот вам еще одна форма частно-государственного партнерства) должны быть в таком случае заключены на доказанные извлекаемые запасы (обустроенные месторождения), разработка которых будет отсрочена на несколько лет или на неопределенный срок. Этот способ стерилизации предложения мог бы стать основой и для глобального подхода к избытку предложения нефти (Всемирный банк, МВФ), и для регионального (региональные банки развития). А может, и для формирования «стерилизационных соглашений» на национальном уровне – в треугольнике «госбюджет – нефтяные компании – крупные национальные банки»?

Американские СМИ называют это методом «оставьте нефть в недрах», план потребует примерно $7 млрд ассигнований от конгресса. Правда, получить деньги будет непросто: администрация Трампа недавно уже потерпела неудачу, запросив $3 млрд на нефть в стратегический резерв, напоминает Bloomberg. Но в данном случае можно использовать дешевые заемные средства Всемирного банка, МВФ и др. И занять у них могли бы не только США, но и другие нефтедобывающие страны, сократившие добычу в интересах всего мира.

Сделка может оказаться еще и выгодной для бюджета или бюджетов – как и любая форвардная сделка (покупаем сегодня дешевле – продаем завтра, когда избыток предложения рассосется, дороже). В США уже прикинули: купив 365 млн баррелей нефти WTI по $19,87 за баррель и продав, например, по средней в 2019 г. цене в $57,04 за баррель, бюджет США получит дополнительные $13 млрд. Да даже при $30 за баррель будет приличный доход – $4 млрд.

Любые решения, кажущиеся фантастическими, уместно оценить и, если в них есть рациональное зерно, постараться максимально быстро исполнить. В нынешних штормовых условиях на нефтяном рынке, угрожающих ввергнуть мир в пучину кризиса, энергодипломатия должна стать искусством невозможного.

Полностью статья будет опубликована в ближайшем номере журнала «Нефтегазовая вертикаль».