День Победы и другие домашние радости

Как эпидемия изменила отношение к главным российским праздникам
Валерий Матыцин / ТАСС

На время эпидемии SARS-CoV-19 в России пришлось как минимум три праздника, в обычные годы имевших большое политическое значение и сопровождавшихся массовыми мероприятиями, – православная Пасха, Первое мая и День Победы. Два из них уже миновали, и в преддверии Дня Победы можно подвести некоторые предварительные итоги и задуматься о содержании и значении всех этих праздников сейчас и в будущем.

Православная Пасха в 2020 г. вновь стала тем, чем и должна быть в светском государстве, – религиозным конфессиональным праздником. Верующие люди нашли способ встретить его в соответствии с убеждениями, а неверующие могли просто не заметить его – возможно, впервые за много последних лет. Федеральные и региональные политики, обычно позировавшие в этот день со свечками, в большинстве случаев остались за кадром, как и суета с куличами и яйцами: те, кому все это на самом деле важно, в этом году прекрасно справились без уличных фестивалей и прочих атрибутов казенного торжества. Не обошлось без небольших скандалов, но они лишь продемонстрировали отсутствие в российском обществе широкой базы для православного радикализма: большинство верующих людей ожидаемо оказались законопослушными и ответственными гражданами и остались дома.

Нельзя не отметить, что трения между светскими и духовными властями, возникшие накануне праздника по поводу доступа прихожан в храмы, – само по себе довольно интересное явление, которого не наблюдалось уже более 30 лет. Будут ли у этой ситуации последствия и какие выводы из случившегося сделает каждая сторона, говорить пока сложно. В любом случае, Пасха 2020 г. оказалась такой, какой ее никто не мог представить заранее, и многое расставила по местам.

По контрасту с Пасхой, Первое мая 2020 г. оказалось обычным днем, не отличимым от 30 апреля или 5 мая. Конфликтовать с властью за право провести первомайскую демонстрацию никто даже не попытался. Без государственной поддержки, без массовых шествий и концертов никакого собственного политического или морального содержания у праздника не обнаружилось. Совершенно очевидно, что если власти всех уровней никогда больше не будут проводить в этот день массовых мероприятий или же страна вообще перестанет отмечать День весны и труда на официальном уровне, никто особо не расстроится, а через несколько лет и не вспомнит, что первого мая вообще что-то праздновали. Если коммунистам и официозным профсоюзам так уж важно именно в этот день устраивать какие-то мероприятия, то они вполне могли бы делать это по обычному законодательству о проведении митингов и шествий.

Самым же пострадавшим от коронавируса праздником стал День Победы, а конкретно – заранее запланированное и анонсированное празднование 75-летия окончания войны с Германией. Учитывая, как давно и с каким размахом руководство нашей страны и вся властная вертикаль готовились к этому торжеству, контраст между планами и реальностью может оказаться оглушительным, и даже анонсированный грандиозный авиапарад ничего не меняет.

Но так ли разрушительно для праздника и его изначального содержания то, что с ним происходит в этом году? Не дает ли вынужденное домашнее празднование Дня Победы шанс вернуть его туда, откуда он был похищен циничными государственными пропагандистами, – в сферу интимных, семейных праздников, искренних, а не формализованных воспоминаний о войне и тех, кто воевал и победил?

Впервые за много лет миллионы людей останутся один на один с Днем Победы, со своими воспоминаниями о том, какими на самом деле были участники той войны, что они рассказывали и как предпочитали отмечать этот день. Сама жизнь дает всем нам удивительный шанс вспомнить, каким был этот праздник до георгиевских ленточек и лозунга «Можем повторить», и задуматься, действительно ли необходим весь этот угар казенного энтузиазма или же каждый человек и каждая семья вполне могут сами отметить этот день – если он им действительно важен.