Надежда на присяжных

Рост числа дел с участием присяжных увеличил долю оправдательных приговоров
Евгений Разумный / Ведомости

Доля оправдательных приговоров в российских судах выросла – впервые с 2013 г. Это объясняется прежде всего увеличением количества судов присяжных в районных судах и числа рассмотренных ими дел. Вероятность оправдания в обычном суде остается мизерной.

В статистике судебного департамента при Верховном суде есть неожиданные цифры: впервые с 2013 г. в России увеличилось число оправдательных приговоров (на 8,3% до 2256). Их доля осталась мизерной, но также выросла – с 0,3 до 0,36%. На фоне суровых наказаний по громким делам, выглядящих несправедливой и несоразмерной местью государства и силовиков, эти данные могут вызвать удивление и надежды на смягчение решений по обычным, «неполитическим» делам.

Однако эти цифры – прежде всего результат того, что в районных судах начали работать присяжные, объясняет научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Екатерина Ходжаева. Там они рассматривают преимущественно дела об убийстве без отягчающих обстоятельств, причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, а также дела о сбыте, производстве или перемещении наркотических веществ в особо крупном размере. В 2019 г. сокращенные коллегии присяжных (шесть человек) заработали во многих районных судах. В областных и им равных судах в коллегиях вместо прежних 12 человек – восемь, что облегчает и их комплектование, и рассмотрение дел. 

В 2019 г. перед ними предстали 1120 человек, в 2,5 раза больше, чем в 2018 г., 242 из них присяжные оправдали. Получается, что присяжные, которые рассматривают мизерную часть уголовных дел, в 2019 г. выпустили на свободу каждого десятого оправданного российскими судами (в 2018 г. – 4,5%).

Эти цифры показывают, что обыватели, требующие в беседах с социологами и на ток-шоу на телевидении и радио сурового наказания для преступников, готовы в отличие от профессиональных судей отказаться от предубеждений по отношению к обвиняемым, когда в статусе присяжных лично сталкиваются с шаткими доказательствами или откровенной халтурой следствия, избалованного заведомой лояльностью обычных судов.

Одновременно это, впрочем, означает, что число оправданных обычными судами мало изменилось и надеяться на их милость обвиняемому не приходится. Отчасти причина в том, что районным судам передали уголовные дела, которые рассматривались прежде мировыми судьями (в частности, некоторые дела о ДТП), нагрузка на судей районного звена значительно выросла и им часто некогда детально изучать обстоятельства происшедшего и вникать в доказательства невиновности. Однако главная причина, вероятно, в другом: суд, несмотря на укрепление материального положения и статуса, так и не стал независимой от чиновников и силовиков ветвью власти.

Так что вряд ли обычные судьи изменят подход к рассмотрению уголовных дел, а потому надежда на смягчение правосудия связана прежде всего с расширением полномочий судов присяжных и ростом числа рассматриваемых ими дел. 

11 февраля 2020 г. на совещании судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев предложил распространить компетенцию присяжных на все дела по особо тяжким преступлениям (кроме содержащих гостайну) и дела о преступлениях в сфере предпринимательства. Лебедев откликнулся на поручение президента Владимира Путина по итогам заседания Совета по правам человека и встречи с уполномоченными по правам человека.

Если инициатива Лебедева будет воплощена, то число дел, которые смогут рассматривать присяжные в областных и районных судах, многократно вырастет. В частности, это будут дела о мошенничестве в сфере предпринимательства (хотя бизнесменов часто пытаются пустить по другим статьям), сбыте наркотиков в крупном и особо крупном размерах (в нем обвиняли журналиста Ивана Голунова), об организации массовых беспорядков и других преступлениях, где невиновному почти невозможно добиться оправдания и опровергнуть фальсификации следствия.

Процессы с участием присяжных сложней организационно, особенно теперь, в период борьбы с эпидемией, и требуют больших материальных затрат. Однако справедливость и объективность правосудия – не то, на чем стоит экономить. Восстановление доверия к одному из ключевых институтов государства отвечает запросам общества и важнее корпоративных интересов силовиков, желающих сохранить возможность использовать уголовное право как инструмент давления на обывателей и бизнес и извлечения ренты из своего служебного положения.