Как выйти из состояния «войны» с коронавирусом

Государство и бизнес должны поделить ответственность
TASS

Системы здравоохранения большинства стран оказались не готовы к эпидемиям, будь то SARS-COV-2 или какой-нибудь другой высококонтагиозный вирус, против которого нет вакцины. Одна из причин, как заметил один из крупнейших современных эпидемиологов, Михаил Фаворов, в том, что во многих странах медициной управляли финансисты. Россия не исключение из этого ряда. Отсюда и необходимость карантинов, которые нанесли сокрушительный удар по экономике всех стран, подвергшихся атаке вируса, а значит, по материальному положению людей.

Мы все хорошо понимаем, что введенные в нашей стране ограничения, так называемые нерабочие дни, самоизоляция, имели единственной целью замедлить распространение эпидемии и предотвратить обвал национальных систем здравоохранения под напором тяжелобольных, заразившихся коронавирусом. Получается, что сэкономили в одном, но больше потеряли в другом – и в финансах, и в жизнях людей.

Все развитые страны финансово поддержали людей, вынужденно потерявших часть или все свои регулярные доходы, добились спада заболеваемости и начали постепенно смягчать обязательные ограничительные меры. Российские власти, несмотря на объявленный переход к рабочим дням с 12 мая, в основном готовятся к подобным шагам с начала июня. Хотя пока неясно, удастся ли добиться снижения заболеваемости до приемлемых уровней, которые позволят принять соответствующее решение. Понятно, что при продлении периода нерабочих дней до конца месяца пришлось бы тратить более значительные суммы для поддержки граждан, оставшихся без источников дохода, чем это было предложено. Поэтому, хотя дни и стали рабочими, местные власти большинства регионов страны сохранили запрет на деятельность многих бизнесов.

Очевидно, на этом история не заканчивается. Эпидемия после летнего сезонного замедления с большой вероятностью может продолжиться. Появление вакцины против COVID-19 в этом году маловероятно. Профессиональные вирусологи считают, что эффективная проверенная вакцина массовой доступности появится не ранее чем через два года. Что же, опять вводить карантины осенью и опять останавливать предприятия и экономическую активность?

Здравый смысл подсказывает, что эти шаги окончательно добьют любую экономику и поэтому политически вряд ли осуществимы. По скромным оценкам, весенние ограничения экономической деятельности уже обеспечили падение мирового ВВП по итогам 2020 г. до 5%, России – из-за дополнительного негативного фактора падения цены нефти – возможно, более 5%. И это при условии, что обычная экономическая активность начнет повсюду восстанавливаться с июня текущего года.

Жесткие запреты на работу бизнеса на государственном уровне еще раз ввести не получится и по финансовым соображениям. Бюджеты многих стран уже сводятся с чрезвычайно высокими дефицитами – финансировать простой бизнеса и потери домашних хозяйств осенью будет нечем. Правда, наши власти решили обойтись куда более скромным дефицитом, не нарушать бюджетного правила, которое не позволяет направить средства фонда национального благосостояния на финансирование бюджетных расходов больше, чем на выпадающие доходы от падения цен на нефть. Это явилось существенным ограничителем финансовых возможностей государства по прямой финансовой поддержке пострадавших граждан и малого бизнеса, равно как и боязнь властей существенно наращивать государственный долг.

Раз сделан такой выбор, то мы вправе ждать от регулирующих органов разумного подхода к восстановлению экономической деятельности. Прежде всего сюда надо отнести создание достаточных резервов для обеспечения медицинской помощью граждан в случае, если не удастся предотвратить сезонный возврат заболеваемости. Для этого нужно не только накопить эти мощности, но научиться осуществлять надежный мониторинг источников распространения заболеваний, направить усилия на создание методик и подбор корзины препаратов, способных облегчить течение болезни и помочь увеличить процент выздоравливающих. Для каждой отрасли, включая те, деятельность которых была полностью остановлена первой волной карантинов и ограничительных мер, сформировать свод санитарно-гигиенических правил, адаптированных под специфику их деятельности. Собственно, уже появились предложения частных компаний об организации работ в офисах и на производственных площадках предприятий и компаний, которые минимизируют вероятность заражения. Только на этой основе, добившись устойчивого снижения заболеваемости, можно поэтапно отменить запреты на работу предприятий всех отраслей экономики. Большинство стран, приступивших к смягчению обязательных мер, ограничивающих повседневную (непроизводственную) жизнедеятельность людей, связывают успех с повышением ответственности самих граждан за их собственное поведение, которое может нанести ущерб их здоровью и повысить вероятность заболевания.

В России ситуация с самоответственностью непростая – другие традиции отношений гражданина и государства, которые могут усложнить минимизацию ущерба при выходе из ограничительных мер. Тем не менее успех перехода от ограничений к временному сосуществованию с вирусом до создания общедоступной вакцины заключается исключительно в способности властей и бизнеса создать более или менее безопасные для сотрудников модели организации работы. Ответственность владельцев бизнеса и топ-менеджмента здесь имеет первостепенное значение. Что остается исключительной сферой ответственности органов государственного управления, так это обеспечение санитарной безопасности городской транспортной инфраструктуры, инфраструктуры развлечений и массовых мероприятий, предоставления государственных услуг. От того, насколько профессионально и продуманно будут осуществлены эти меры, зависит количество жертв, которые придется принести в период окончания «войны» с коронавирусом и перехода к обычной экономической деятельности.

Скрыться за ограничениями больше не удастся.

Автор – профессор Высшей школы экономики