Уроки ковида и частный капитал

Сервисы, востребованные богатыми людьми в эпидемической ситуации
Reuters

Как чувствует себя частный капитал в условиях эпидемии коронавируса? Любые движения в сфере личного благосостояния очень инерционны, подходы консервативны, а консультанты осторожны, тем не менее и здесь наблюдаются определенные тенденции.

Неуправляемое банкротство

Все собственники крупных капиталов, у кого в России есть активный бизнес, а таких абсолютное большинство, в апреле – мае наблюдали печальную картину остановки бизнеса, отсутствия каких-либо доходов и непропорциональное уменьшение расходов. Падение ВВП и платежеспособного спроса, пик цен на нефть и неустойчивость мировых финансовых рынков явно не будут способствовать быстрому восстановлению показателей, существовавших до эпидемии. Платить долги в таких условиях становится все сложнее и сложнее, особенно в бизнесах с высокой долговой нагрузкой.

Банкротство в России – не самая приятная процедура, практика судов в последнее время складывается очень прокредиторская, а привлечь контролирующих лиц и топ-менеджмент к личной ответственности становится все проще и проще. Самый яркий пример – так называемое дело «Амурского продукта», где Верховный суд подтвердил ответственность не только контролирующих лиц, но и их наследников, – так что передать детям долг вместо активов становится все более реальным. Когда долг переходит на физическое лицо, то такое лицо несет ответственность уже всем личным имуществом.

Обанкротить можно и физическое лицо, и тогда у кредитора откроется возможность оспаривать уже совершенные сделки, например, перевод активов на супругу или родственников – те инструменты, к которым люди часто прибегают для защиты капитала. Российское правовое поле, действительно, не предоставляет иных способов защиты капитала, но на помощь приходят иностранные, обычно доступные людям с капиталом начиная от $2–3 млн. Под такими инструментами обычно подразумеваются дискреционные трасты, частные фонды или инвестиционное страхование жизни, а пользуются ими преимущественно для сохранения ликвидных капиталов семьи. Защита капитала в этих структурах достигается тем, что учредитель структуры должен потерять фактический контроль над активами, передав его профессиональному управляющему, часто это неприемлемо для клиента, но добиться защиты активов иными правовыми способами будет затруднительно. Выделение личного капитала в такую структуру отделит рискованный бизнес-контур от контура личных финансов семьи. Конечно, абсолютной защиты нет, и создание такой структуры накануне банкротства, вероятнее всего, будет малоэффективным – обо всем нужно заботиться заранее, но следует констатировать, что спрос на эти услуги в последнее время только растет.

Два контура

Эффективное управление капиталом невозможно без выделения двух отдельных друг от друга контуров активов – контура личного капитала и контура бизнес-капитала. Под личным капиталом подразумевается ликвидный капитал семьи, финансовая подушка безопасности, а также недвижимость, яхты, самолеты и иные коммерческие активы, которые генерируют стабильный пассивный доход и не требуют принятия участия в управлении. Обычно эти активы относительно безопасны с точки зрения владения и просты в управлении – есть специальные управляющие компании, которые по рыночным ценам могут взять на себя управление.

Бизнес-контур же, напротив, требует активного участия семьи в операционном и стратегическом управлении, бремя владения существенно тяжелее, а риски владения выше. Личным контуром должен заниматься семейный офис, а бизнес-контуром – топ-менеджмент клиента, но на практике все далеко не всегда так.

Выполнение бизнес-контуром задач семейного офиса и наоборот – самая большая системная ошибка, которую состоятельные семьи в России совершают. Текущий кризис и риски, указанные выше, подтолкнули собственников активов по-новому взглянуть на свои структуры, мы видим возрастающий спрос на реструктуризации, после которых выстраивается логичная система владения личными активами, которая отвечает на вызовы времени, защищает личные активы от внешних угроз и регулирует вопросы наследования.

Время задуматься о вечном

Подтолкнула ли эпидемия людей подумать о передаче в наследство активов? Подумать, что с ними будет даже не завтра, а послезавтра и позже? – мой ответ: нет. За последние два месяца мы столкнулись только с двумя запросами на эти услуги, но оба клиента уже давно ведут переговоры на эту тему, никто в срочном порядке не решил сделать завещание или семейный траст с определенной системой передачи бенефициарных прав.

Тем не менее, понимание того, что любой человек очень уязвим перед угрозой, о чем говорят случаи заболевания первых лиц многих стран мира, не может не перевернуть представление о необходимости заблаговременно готовить передачу капитала, поэтому я убежден, что в долгосрочной перспективе российские состоятельные граждане будут более открыты к обсуждению этого интимного семейного вопроса. Пока, судя по всему, все сосредоточили усилия на сиюминутных вызовах.

Антиглобализация

Российский паспорт, к сожалению, дает не самые лучшие возможности для путешествий по миру. Иногда обстоятельства складываются так, что нужно остаться в другой стране дольше, чем на отведенный визой период, поэтому среди состоятельных россиян уже давно стало нормой получать гражданство или вид на жительство другой страны для обеспечения свободы передвижения.

Закрытие границ из-за пандемии показало, как сложно планировать перемещения без второго паспорта – визы не выдавались, страны ЕС не пускали даже частные самолеты, если у пассажиров не было гражданства страны ЕС или вида на жительство. Никто не знает, столкнемся ли мы когда-либо с такими ограничениями еще раз, но ощущение закрытости людям, которые ведут глобальный бизнес, доставляет колоссальный дискомфорт, и мы видим рост запросов на эти услуги. Страны мира стали более закрытыми, и это создает органический ответный запрос на упрощение передвижения.

Были в последнее время и иные существенные информационные поводы в индустрии управления капиталом, например, появление налога на депозиты в российских банках, изменение договоров об избежании двойного налогообложения с Кипром, Мальтой и Люксембургом. Все эти нововведения будут иметь существенное влияние на частный капитал в ближайшие годы. С одной стороны, продолжится избавление от неэффективных и дорогих иностранных структур, с другой стороны, мы ожидаем рост спроса на иностранный банкинг и вложения в ценные бумаги, но будем откровенны – все эти нововведения хоть и приняты во время коронавирусной паники, отношения к вирусу никакого не имеют, поэтому оставлю анализ этих изменений для другой статьи.

В конечном итоге ковид заставил всех задуматься о выстраивании защищенной структуры владения личными активами и глобальной мобильности – никто не любит ограничения. В долгосрочной перспективе я уверен, что будет расти и запрос на планированию преемственности – время покажет. А пока что остается только рассчитывать, что самые сложные месяцы этого года уже позади и нас ждет восстановление деловой активности.

Автор – глава юридического департамента UFG Wealth Management