Неусвоенный экоурок

Кому мешает экологическая экспертиза
РИА Новости

Депутаты Госдумы готовят ко второму чтению законопроект, часть статей которого нанесет непоправимый ущерб природе, нарушит конституционное право граждан на благоприятную окружающую среду и может негативно отразиться на их здоровье. Финансовые выгоды, на которые рассчитывают авторы законопроекта, могут обернуться неприятными последствиями и многомиллиардными денежными потерями.

Цель законопроекта – увеличить пропускную способность Транссибирской и Байкало-Амурской железнодорожных магистралей: по замыслу авторов он должен ускорить строительство транспортных объектов и это важная государственная задача. Но депутаты вышли за рамки транспортной инфраструктуры и привнесли в законопроект статью, которой в очередной раз предлагается исключить из перечня объектов государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) все, что связанно с капитальным строительством. Фактически это означает отмену механизма ГЭЭ.

Процедуру ГЭЭ пока еще проходят объекты I категории (оказывающие значительное негативное воздействие на окружающую среду), объекты, связанные с обращением с отходами, планируемое капитальное строительство на особо охраняемых природных территориях (ООПТ) и Байкальской природной территории. После принятия этого законопроекта строительство мусоросжигательных и нефтеперерабатывающих заводов, предприятий, работающих с радиоактивными элементами, и других опасных объектов может не проходить полную оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС), не согласовываться ни с экспертами в области экологии, ни с местными жителями.

Этот июнь красноречиво продемонстрировал, как важно контролировать соблюдение экологических норм и правил, какова роль в этом процессе общественности и надзорных органов. Разлив дизельного топлива под Норильском, загрязнение рек из-за добычи россыпного золота на Дальнем Востоке, нефтеразлив в Якутии, пожар на нефтяной скважине в Иркутском районе – список, к сожалению, можно продолжать. Отмена ГЭЭ грозит тем, что неправильно спроектированные, построенные или эксплуатируемые с нарушением экологических требований и регламентов хозяйственные объекты могут поставить под угрозу жизнь и здоровье людей и животных, нанести непоправимый ущерб экосистемам, привести к многомиллиардным финансовым затратам на ликвидацию последствий и работу по восстановлению пострадавших экосистем.

Противники ГЭЭ, к числу которых относятся авторы законопроекта, могут возразить, что все проекты проходят государственную экспертизу в соответствии с Градостроительным кодексом России и незачем дублировать механизмы. Но проверка соответствия проекта экологическим требованиям является лишь небольшим сегментом госэкспертизы, поэтому зачастую заказчики и проектировщики не проводят полноценную ОВОС, не учитывают все экологические риски, не разрабатывают необходимые природоохранные мероприятия, которые могли бы минимизировать воздействие на экосистемы. Кроме того, подготовка документов к госэкспертизе не требует информирования, участия общественности в обсуждении планируемой деятельности и ее экологического воздействия. Поэтому ситуации, когда жители неожиданно обнаруживают, что недалеко от дома началось строительство какого-нибудь нового завода, к сожалению, нередки.

Экологическую оценку специалистов и полномочия общественности не впервые пытаются вынести за рамки законодательства. В 2007 г. в России уже отменяли ГЭЭ. Тогда точно так же, как и в обсуждаемом сейчас проекте, закон полностью упразднил экологическую экспертизу любых строящихся объектов, включая атомные станции, предприятия горнодобывающей промышленности, нефтепроводы и металлургические заводы. Практически сразу же резко снизилось качество природоохранных мероприятий, стало понятно, что экологические риски увеличились. А граждане, просыпавшиеся под звуки с новой стройплощадки, о которой они слыхом не слыхивали, стали писать массовые возмущенные обращения в органы власти.

Очень скоро стало понятно, что надежды на то, что после отмены этого «административного барьера» хлынут инвестиционные потоки, не оправдались. Оказалось, что, если компании рассчитывают на зарубежные инвестиции, им все равно необходимо проводить ОВОС, оповещать население и обсуждать с гражданами и экологическими организациями планируемую деятельность. На высшем государственном уровне стала очевидной необходимость всесторонней экологической оценки крупных и опасных объектов. Поэтому уже в 2008 г. Совет безопасности выпустил поручение восстановить ГЭЭ экологически опасных объектов. Затем последовал целый ряд аналогичных поручений президента и правительства. И в 2008 г. была возвращена в закон ГЭЭ объектов, строительство которых планируется на ООПТ и Байкальской природной территории, а также объектов, связанных с обращением с отходами. А в 2014 г. были приняты поправки, устанавливающие обязательность проведения ГЭЭ объектов I категории, вступившие в силу 1 января 2019 г.

Возникает вопрос к авторам нынешнего законопроекта: а зачем сейчас совершать те же ошибки и возвращать законодательство о ГЭЭ в 2007 г.? Давно разработан законопроект, совершенствующий процедуру ГЭЭ, исключающий дублирование ее функций и функций госэкспертизы, устанавливающий, что экологические условия планируемой деятельности будут определяться до того, как разрабатывается проектная документация. Он закрепляет обязательное общественное участие в процедуре ОВОС, реализует право граждан на благоприятную окружающую среду. Примечательно, что концептуально этот законопроект создан совместно силами Минприроды, природоохранных организаций, прежде всего Всемирного фонда дикой природы (WWF), и бизнесом. Затем несколько лет, проходя круг за кругом, проект согласовывался с различными министерствами, проходил общественное обсуждение. И сейчас наконец практически готов к дальнейшему прохождению по законотворческой процедуре.

ГЭЭ нужно не отменять, а укреплять. Даже при действующей государственной экологической экспертизе компании готовы рисковать ради сиюминутной выгоды, ставить под угрозу здоровье и жизнь местных жителей, нанося колоссальный ущерб природе. Совершенствование этого механизма будет основой для предотвращения негативного воздействия на окружающую среду в интересах всех жителей нашей страны.

Автор — директор по экономическим и правовым вопросам охраны природы WWF России