Решается судьба мозаик Святой Софии

Христианские изображения мешают проведению исламских богослужений
Altay Ozcan / Wikimedia

«Генеральный директор ЮНЕСКО выражает глубокое сожаление в связи с принятым без предварительного обсуждения решением турецких властей изменить статус собора Святой Софии <...> ЮНЕСКО должна быть заблаговременно уведомлена о любых подобных изменениях, которые в случае необходимости рассматриваются комитетом всемирного наследия».

В заявлении специализированной организации ООН по вопросам образования, науки и культуры чувствуется неприкрытая обида. Но дело не только в том, что, решая политические вопросы, опять забыли посоветоваться с музейным сообществом.

Собор Святой Софии, с 10 июля получивший статус мечети, был построен в VI в. как главный христианский храм мира. Девять веков подряд это был самый великолепный архитектурный комплекс и центральное хранилище произведений искусства на планете. После захвата Константинополя султаном Мехмедом II в мае 1453 г. и первой трансформации Софии в мечеть эта часть ее славы померкла и забылась. Но когда в 1847 г. султан Абдул-Меджид I поручил архитекторам Гаспаре и Джузеппе Фоссати провести реставрацию Айя-Софии, братья сделали удивительное открытие: уникальные византийские мозаики IX–XIII вв. были не уничтожены, а просто скрыты за штукатуркой.

Братья даже раскрыли часть мозаик в верхней галерее собора и зарисовали их, но потом вновь замазали штукатуркой – ислам запрещает любые изображения людей в исламских святынях. Но открытие Фоссати взбудоражило западный мир, и ученые только ждали шанса продолжить исследования. В 1930 г. американский искусствовед и филантроп, основатель Византийского института Томас Виттемор наконец получил разрешение удалить со стен собора слои штукатурки, работая в перерывах между богослужениями.

В команду реставраторов, собранную Виттемором, вошли специалисты из Англии, Италии, Франции – и русские эмигранты, осевшие в Константинополе. Они, например, раскрыли сенсационную «Богоматерь с Младенцем» 867 г. в апсиде храма. Академик Виктор Лазарев, крупнейший советский византолог, писал, что в этой мозаике «живо чувствуются пережитки <...> античного понимания формы <...> и столь же сильны античные отголоски в прекрасном, полном женственности лике Марии. Мягкий овал, правильной формы нос, сочные губы – все придает ему земной характер. Но в то же время он подкупает своей одухотворенностью».

Грандиозный Деисус 1261 г., обнаруженный в южном вестибюле собора, признан вершиной искусства палеологовского периода. Вотивная мозаика XII в. в южной галерее, в которой императрица Зоя заменяла изображения своих мужей одно за другим, – бесценный памятник для историков. Да и то, что в 1935 г. президент Турции Кемаль Ататюрк под впечатлением от исследований Виттемора преобразовал Софию в музей, – историческое событие.

Раскрытие мозаик продолжалось до 1939 г., а их изучение и описание идет до сих пор. На этом материале были сделаны блестящие научные карьеры, написаны десятки книг и сотни научных статей, ведь, по сути, Святая София – единственный сохранившийся мост между искусством античности и художниками Возрождения.

Но теперь это мечеть. Мраморный пол собора будет покрыт ковром, а раскрытые мозаики надо куда-то деть. Власти Турции туманно сообщают о том, что обсуждаются разные варианты: закрыть их занавесками, затенять с помощью специальной лазерной системы или снять их со временем со стен и перенести в музей.

Представьте, если бы власти Италии приняли решение вновь засыпать Помпеи землей и вернуть этот участок потомкам фермеров, возделывавших здесь огородные культуры до середины XVIII в.