Забастовка курьеров Delivery Club высветила один из главных социальных конфликтов

Они оказались в положении забытых героев Горького и Гиляровского
Андрей Гордеев / Ведомости

Причиной конфликта в Delivery Club стала невыплата зарплаты примерно 300 курьерам. Компания отреагировала быстро, сразу объявив, что долги будут погашены, но этого оказалось недостаточно.

Забастовка охватила лишь несколько сотен человек из почти 60-тысячной армии московских курьеров, но вскрыла одну из самых горячих проблем в социальном ландшафте страны – стремительный рост прекарной занятости, связанный с «экономикой платформ». Это самый динамичный сегмент на рынке труда по всему миру. Декан социологического факультета РГГУ Жан Тощенко оценивает численность прекариата в 30–40% трудоспособного населения.

Платформы, высокотехнологичные компании, в которых капитал принимает форму алгоритма, вышли на передний план во время карантина, особенно в части сервисов доставки. Только Delivery Club увеличил количество своих курьеров в Москве (и выручку, кстати, тоже) на 70%.

А вот прекариат оказался в положении давно забытых героев Горького и Гиляровского, обитателей ночлежек, поденщиков, отходников, батраков, существующих за пределами социального государства. Восьмичасовой рабочий день, страхование, больничный, отпуск – все это не для них. Для них – работа по 12–14 часов и штрафы.

Но когда карантин закончился, они оказались не нужны. «После карантина резко выросло число штрафов, – говорит сопредседатель профсоюза «Курьер» Кирилл Украинцев. – Я думаю, так компания проводит «санитарную очистку», вынуждая людей увольняться».

Социолог Карин Клеман пишет, что неустойчивость и «гибкость» условий труда ведет к «коррозии характера» индивидов (этика, привязанности, идентичность), а психологический слом, в свою очередь, к депрессиям и психозам. Согласно проведенному исследованию, четверть молодых японцев никогда не занимались сексом, причем среди работников платформ этот показатель в 3,82 раза выше среднего.

Ненадежные условия найма подрывают и способность к социальной самозащите прекариата, у которого нет ни коллектива, ни устойчивых общественных связей. Поэтому дорога в социальный ад не мобилизовала классовые конфликты, обиженному курьеру проще устроиться в другую компанию, чем создать профсоюз. Технологии платформ лучше любых надсмотрщиков пресекают и то, что американский антрополог Джеймс Скотт назвал «пассивными формами классовой борьбы». Саботаж, порча оборудования, мелкое воровство стали невозможными для людей, за каждым шагом которых следит равнодушное приложение.

Однако исследователи из Европейского института профсоюзов пришли к выводу, что логика платформенного детерминизма уже исчерпана, число забастовок и протестов платформенных рабочих быстро растет: слишком у многих людей резко ухудшились условия существования. Это снимает и технологические, и человеческие барьеры, сдерживавшие протест, делая его неизбежным. И у него есть свои козыри: ярость, энергия, спонтанность, быстрый переход от экономических требований к политическим. Терять этим людям нечего.