Верховный суд вклинился в суверенитет соцсетей

Он указал, что россияне вправе подавать иски к Facebook в российских судах
Евгений Разумный / Ведомости

Есть суверенитет территориальный. Есть судебный – насколько исполнимы решения судов одной страны в других странах. Есть сильно ограниченный финансовый суверенитет: огромное количество платежей проходит через корсчета американских банков и контролируется ими.

А есть суверенитет соцсетей. И это очень серьезно в XXI в.

Возможность государства влиять на соцсети, в которых сидит большая часть его населения, – не менее важная часть реализации государственного суверенитета, чем, скажем, защита границы от проникновения через нее террористов и контрабандистов. Уже не требует никаких доказательств то, что с помощью соцсетей можно и влиять на выборы, и организовать какой-нибудь майдан или цветную революцию.

Россия в плане защиты своих граждан от влияния через соцсети стоит где-то во второй сотне мирового рейтинга. Неудачные попытки заставить Twitter и Facebook хранить информацию о российских подписчиках на территории России, позорные поползновения заблокировать Telegram, систематическое неисполнение соцсетями требований по блокированию тех или иных аккаунтов. Печальная юридическая история.

Буквально на днях Верховный суд РФ, рассматривая конкретное дело по иску к Facebook Inc, указал, что россияне вправе подавать иски к компании в российских судах. Верховный суд счел, что российские суды вправе рассматривать дела с участием иностранных лиц, если ответчик распространяет рекламу, направленную на россиян, а также если иск вытекает из договора, по которому полное или частичное исполнение должно иметь место на территории Российской Федерации, и по делам о защите прав субъекта персональных данных, если истец имеет место жительства в России. Конечно, подобный вывод Верховного суда должен быть полностью применим и к Twitter, Instagram, Telegram и проч.

Разумеется, с точки зрения «права справедливости» (equity) у граждан государства, которых специально таргетирует иностранная соцсеть (в рекламе и не только), должно быть право обращаться в суд в своей стране, а не в США. Поскольку предложение императивно обращаться в американский суд – это фактическое лишение права на судебную защиту для 99,99% участников. Однако, насколько известно, возможность обращаться в подобных делах в домашние суды признали пока только суды весьма ограниченного числа стран.

Тема юрисдикции, даже сугубо виртуальной, в современном мире крайне чувствительна. А тут российский Верховный суд предлагает взять и отгрызть огромный кусок этой самой юрисдикции у гигантского американского монополиста и американских судов. Россия как бы попыталась категорически расширить свой виртуальный суверенитет и взять иностранные соцсети буквально за горло. Это даже не возвращение Крыма, а нечто по замаху равное воскрешению СССР. Дело осталось за малым: понять, кто и как будет решения российских судов исполнять.

Необходимо заметить, что даже в самих США соцсети очень хорошо защищены практически от любых претензий пользователей, связанных как с удалением контента, так и с закрытием аккаунтов. Основным непробиваемым щитом от исков об удалении контента и аккаунтов служит статья 230 Communications Decency Act, которую еще называют «позвоночником регулирования интернета». В прецедентном деле Zeran v. America Online, Inc. разъяснено, что социальные сети обладают всеми функциями классического медиаредактора, который имеет право решать «удалять ли, публиковать, снимать, откладывать или изменять контент». В другом деле – Charles C. Johnson v. Twitter – суд Калифорнии указал, что «четко установлено, что конституционная свобода слова включает в себя право ничего не говорить». «Правила Twitter устанавливают, что пользователи не имеют права постить угрожающие сообщения и что соцсеть может в одностороннем порядке по любой причине закрыть аккаунт пользователя. Эти правила отражают свободу слова компании Twitter», – продолжил суд. Попытка засудить сразу Google, Twitter, Facebook и Apple за то, что их действия «противоречат антимонопольному законодательству и ограничивают консервативный контент», в деле Laura Loomer v. Google, Twitter, Facebook and Apple окончилась также ничем. Суд указал на то, что нет никаких доказательств антимонопольного сговора. Пробовало спорить в американских судах и российское Федеральное агентство новостей, которое, спасая свой аккаунт в Facebook, указывало на то, что «действия соцсети могут быть приравнены к действиям правительства». Суд категорически не согласился. А о признании американскими судами иностранных судебных решений, которые тем или иным образом ущемляют американское конституционное право на свободу слова, речь вообще не идет. Даже решения британских судов по вопросам диффамации не исполняются.

Позиция Верховного суда – красивая попытка «поставить на место зарвавшиеся соцсети» (об этом, кстати, давно мечтает и Дональд Трамп, но пока Twitter легко удаляет его твиты). Чтобы поставить Цукерберга на место, надо или иметь представительство Facebook в России, или иметь достаточно желания и возможностей блокировать соцсеть на всей территории страны. Хотя, если подобный подход войдет в широкую международную практику, юридические расходы Facebook просто взлетят до небес, а два из трех постов Алексея Навального будут удалять по суду. Но это будет совсем уже другой мир.