Банкрот по собственному желанию

Почему бизнесу часто выгоднее самому подавать на банкротство
Процедура банкротства – это не конец света и не завершение деятельности компании, а сложный этап в ее жизни /Ярослав Чингаев / Ведомости

Несмотря на ухудшение деловой активности из-за карантинных мер, количество банкротств юридических лиц снижается. Но это говорит только о том, что банки, как основные кредиторы, принимают беспрецедентные меры по отсрочке, реструктуризации и переносу взысканий на более поздние сроки. Собственникам надо понимать, что, как только Центробанк отменит свои антикризисные меры, банки начнут взыскивать долги, а значит, последует неминуемый всплеск юридических процедур.

Впрочем, надо принимать во внимание, что объективно процедура банкротства – это не конец света и не завершение деятельности компании, а сложный этап в ее жизни, к которому просто нужно грамотно подойти. И если акционеры и менеджмент, здраво оценивая ситуацию в компании, считают, что долгосрочная ее деятельность с текущей кредитной нагрузкой невозможна, то лучше инициировать банкротство самостоятельно, не дожидаясь этого шага от третьей стороны. Причин тому несколько.

Во-первых, эта процедура может быть инициирована банком, которому и судиться необязательно, а достаточно получить трехмесячную просрочку по кредиту. В этом случае предприятие попадает в банкротство по заявлению банка, который поставит на этот процесс своего временного управляющего, что собственнику как раз невыгодно.

Во-вторых, наиболее агрессивных действий стоит ожидать от небольшого активного незалогового кредитора, например поставщика. Часто его право требования ничем в отличие от требования банка не обеспечено, поэтому он будет прилагать максимально активные действия по возмещению долга. Он получит решение суда о взыскании долга, утвержденное в первой и второй инстанциях и, если предприятие долг не погасит, сразу сможет подать заявление на его банкротство. Когда таких долгов один или два и они небольшие, компания, как правило, гасит их до момента рассмотрения дела о банкротстве и банкротства не возникает. Однако, если требования нарастают как снежный ком, а их суммы растут, предприятие фактически вымывает свой оборотный капитал, который необходим для восстановления нормального функционирования и платежеспособности. Возникает замкнутый круг: предприятие гасит долги наиболее активных кредиторов, усугубляются проблемы с оборотными средствами, появляются все новые и новые требования.

Если же должник инициирует процедуру самостоятельно, то процедура будет точно такая же, но временный управляющий будет назначен случайным образом. Это делает его формально независимым от интересов как конкретных кредиторов, так и должника. Необходимо также отметить, что сам факт заявления о банкротстве от должника является существенным условием, которое позволяет снизить риск возникновения субсидиарной ответственности, если в результате компанию все же спасти не удастся (собственника можно привлечь к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о несостоятельности).

Еще одна причина самому первым заявить о банкротстве – выигрыш времени для восстановления платежеспособности, причем на выгодных условиях. Статистически средний срок рассмотрения заявления составляет несколько месяцев. Далее срок процедуры наблюдения – шесть месяцев. При этом мораторий на обслуживание текущих долгов должник получает фактически в момент подачи заявления о банкротстве. Получив временной резерв, можно садиться за стол переговоров с основными кредиторами. В этом случае позиция заемщика усиливается, если он предлагает кредиторам реальный план восстановления финансового состояния компании.

Вариантов у кредиторов немного: либо они соглашаются на мировое соглашение и за разумные сроки возвращают свои долги, либо вынуждены ждать удовлетворения своих требований за счет реализации имущества должника, что неизбежно приводит к дисконтированию требований даже залоговых кредиторов. Если же удается договориться о заключении мирового соглашения, то процентная ставка, по которой будут реструктурированы все долги, не должна превышать действующую ставку рефинансирования ЦБ (сейчас – 4,25%), что значительно ниже, чем ставка по банковским кредитам. По сути, должник через описанную процедуру получает хорошую отсрочку на уплату процентов и текущих требований, а потом комфортную ставку кредитования.

Разумеется, описанный сценарий достаточно схематичен, имеет множество подводных камней и решиться на него, особенно без профессионального консультанта, непросто. Сейчас банкротство в России – это почти черная метка для предприятия, а не обычная юридическая процедура, как, например, в США или странах Евросоюза. Конечно, каждая страна имеет свои особенности процедуры, свое законодательство, свои устоявшиеся юридические практики. Но, несмотря на все различия, банкротство на Западе оценивается обществом как вынужденный, но непредосудительный шаг. Более того, подобное развитие событий, как правило, закладывается в бизнес-стратегию взаимодействия с тем или иным предприятием как один из негативных для инвестора, но возможных вариантов.