Что дает России «новый план Маршалла»

Наши возможности на пути ЕС к климатической нейтральности
Вид на завод по производству водорода во Франции. Водород не выделяет CO2 и не загрязняет воздух при использовании /Julien Reynaud / APS-Medias / ABACAPRESS / Reuters

«Новый зеленый курс» Евросоюза (ЕС), суть которого – достижение климатической нейтральности ЕС к 2050 г., с подачи президента Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен называют «новым планом Маршалла». На моей памяти это будет уже третий «план Маршалла». Все три плана являются инструментами восстановительного экономического роста в условиях разных геополитических реалий и индустриальных возможностей. И все три выстроены вокруг энергетических отраслей.

В первом плане Маршалла, выдвинутом госсекретарем США Джорджем Маршаллом и вступившем в действие в апреле 1948 г., участвовали 17 стран. Целью США было восстановление разрушенной войной экономики Европы, устранение торговых барьеров, модернизация промышленности. И декоммунизация: США потребовали выведения коммунистов из правительств стран – получателей помощи.

Помощь предоставлялась из федерального бюджета США в виде безвозмездных субсидий и займов на покупку в первую очередь излишков американских товаров при запрете на торговлю со странами Восточного блока. Значительная часть средств пошла на оплату импорта американской и ближневосточной нефти, поставляемой в Западную Европу Международным нефтяным картелем, пятью из семи членами которого были компании США.

Вторым «планом Маршалла» стали называть план создания общеевропейского энергетического пространства, выдвинутый 25 июня 1990 г. тогдашним премьер-министром Нидерландов Руудом Любберсом. Его план предусматривал формирование единых на общеевропейском пространстве правовых инструментов защиты и стимулирования инвестиций и торговли в энергетических отраслях. На его основе более 50 государств подписали политическую декларацию – европейскую Энергетическую хартию, а в декабре 1993 г. – юридически обязывающий Договор к Энергетической хартии (ДЭХ) и связанные с ним документы. Сторонами ДЭХа сегодня являются 53 государства.

Однако ключевые игроки – и Россия, и ЕС – в итоге по разным причинам утратили интерес к ДЭХу. Россия в 2009 г. вышла из временного применения договора, а в 2018 г. отозвала свою подпись под ДЭХом.

Называемая третьи «планом Маршалла» программа ЕС для реализации Парижского климатического соглашения 2015 г. предусматривает достижение климатической нейтральности ЕС (обнуление выбросов СО2 и других тепличных газов) к 2050 г. Создание новой низкоуглеродной экономики ЕС должно происходить за счет перехода с органического топлива на преимущественно возобновляемые источники энергии (ВИЭ) и наращивания энергоэффективности.

После января 2018 г. климатически нейтральное энергетическое будущее видится в ЕС как «электроэнергия ВИЭ плюс декарбонизированные газы». В ЕС к последним относится исключительно водород, полученный методом электролиза воды, а получаемый из природного газа – как с выбросами СО2 (который затем улавливается и захоранивается и/или используется), так и сразу без выбросов СО2 – в ЕС не считается чистым, поскольку в газовом производственном цикле присутствуют утечки метана, более разрушительные для климата, чем выбросы СО2.

Что это значит для нас? В основе первого плана Маршалла лежал восстановительный рост западноевропейской экономики на базе углеводородной энергетики, американских финансов и товарных поставок по американским правилам. В основе второго – общие правила для инвестиций и торговли в преимущественно углеводородной и объединенной общей инфраструктурой энергетике «большой энергетической Европы». Третий «план Маршалла» предполагает развитие ЕС на основе внутренних ресурсов и чистой энергетики для завоевания ведущих позиций в мировой экономике в этих отраслях. Предусматривается опережающая динамика новых чистых энергетических отраслей (ветровая, солнечная, водородная энергетика) и международной торговли их продукцией за евро в противовес долларовой глобальной углеводородной энергетике.

В первом плане Маршалла СССР не участвовал по политическим соображениям. Бенефициарами были западноевропейские страны, а основными выгодополучателями – США.

Во втором «плане Маршалла» СССР/Россия поначалу приняли активное участие по формуле «энергоресурсы с Востока за инвестиции с Запада». Но затем в связи с радикальной сменой внутренней политики по отношению к прямым иностранным инвестициям в России (от равных конкурентных к ограниченным миноритарным возможностям последних), разногласиями с ЕС и рядом надуманных обвинений в адрес ДЭХа и делом ЮКОСа Россия вышла из ДЭХа. Бенефициарами ДЭХа остались европейские компании, сохранившие с его помощью защитные инструменты для своих инвестиций в традиционной и новой/чистой энергетике, – в частности, это возможность обращения в международные арбитражные трибуналы с исками к принимающим странам в случае принятия ими дискриминационных антиинвестиционных мер, минуя суды национальной юрисдикции. А российские компании с выходом нашей страны из ДЭХа такую возможность утратили.

Третий «план Маршалла» поначалу воспринимался как угроза для России, особенно с учетом второй задачи перехода ЕС к чистой энергетике: заместить «грязные» импортные молекулы «чистыми», произведенными на территории ЕС и на европейском оборудовании электронами. Однако «новый зеленый курс» ЕС открывает для России и новые возможности. Например, для экспортно-ориентированной декарбонизации российской газовой отрасли и перевода страны на ресурсно-инновационный путь развития в рамках в первую очередь технологического сотрудничества институтов и компаний России и ЕС для производства чистого водорода из природного газа без выбросов СО2. Необходимые наработки для этого имеются и с той, и с другой стороны, как и готовность к взаимодействию. Упустить эту возможность нельзя.