Парламентские партии могут стать жертвой «хабаровской лихорадки»

Угроза исходит от еще вчера лояльной региональной номенклатуры
Сергей Мингазов / Ведомости

У наших оппозиционных парламентских партий не только декоративная, но и конструктивная функция. При всей притворности парламентских институтов через них все же работает политическое представительство правящего класса. У этой модели есть ограничения: нельзя допускать, чтобы парламентская оппозиция аккумулировала протестные настроения и изменила свое место в системе, – развалится вертикаль власти. Но такие настроения растут и подпитывают амбиции системных оппозиционеров.

Поддержку хабаровским протестам выразил бывший иркутский губернатор-коммунист Сергей Левченко, которого не допустили к сентябрьским выборам. Восходящая звезда КПРФ, саратовский депутат Николай Бондаренко тоже продвигает дальневосточный опыт перед более 1 млн подписчиков своего блога. Резкое интервью дал бывший президент Якутии Вячеслав Штыров. «Мы подошли к идейному тупику, – заявил он. – Путин собрал вокруг себя узкий круг без новых идей».

Если флаг такой региональной фронды поднимет одна из оппозиционных партий, это может стать катализатором, который превратит социальное недовольство во взрыв по всей стране.

Кремль и региональные администрации давят на оппозиционеров, уговаривая их соблюдать прежний политес и играть договорняки: не выставлять сильных кандидатов на выборах или отказываться от реальной борьбы. Но здесь есть риск передавить. Если недовольные диктатом Москвы региональные политики почувствуют, что их интересы нарушаются, то у них перед глазами хабаровский опыт.

Сложная дилемма стоит и перед самой парламентской оппозицией: либо открытая борьба с Кремлем, либо полная потеря электоральных перспектив и автономии. Сделать однозначный выбор партийному руководству трудно, но, если его долго не делать, случится раскол. Радикалы отдадутся «хабаровской стихии», а лояльные карьеристы окажутся в положении Михаила Дегтярева.

Партактив и более решительные союзники уже распространяют «хабаровскую лихорадку» по другим регионам. Акции солидарности прошли во Владивостоке, Иркутске, Новосибирске, Екатеринбурге, Петербурге и Москве. Но нигде, кроме Хабаровска, они не были массовыми, оппозиционный актив ходил по улицам без глубинного народа. Но власти проводят профилактику: в Хабаровске задержано три человека, в других городах – более 60. 28 июля Мещанский суд Москвы приговорил координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова к 10 суткам ареста за «хабаровскую» акцию, хотя он в ней даже не участвовал.

Власти надеются удержать ситуацию под контролем с помощью карантина, изолируя радикалов. Но угроза «хабаровской лихорадки» исходит не от них, а от еще вчера лояльной региональной номенклатуры.

Смена власти в имитационных демократиях часто происходила через потешную системную оппозицию, от которой никто ничего подобного не ожидал. Возможно, именно поэтому.-