Из-за снижения ставок инвесторы вынуждены идти на повышенный риск

Рекордный рост рынков создает ощущение, что деньги зарабатываются легко
Рекордный рост рынков в прошлом году создал ложное ощущение, что деньги зарабатываются легко. Но рост стоимости активов может в любой момент смениться падением /Brendan McDermid / Reuters

Пандемия усилила глобальную тенденцию к снижению ставок. ФРС США и Европейский центробанк еще в прошлом году опустили ключевые ставки и возобновили программы выкупа активов, наводняя рынки дешевой ликвидностью. В этом году ФРС опустила ставку до нуля и наращивает активы на балансе с беспрецедентной скоростью. Вслед за ФРС центробанки развивающихся стран получили возможность смягчить монетарную политику, не провоцируя оттока капитала. Например, Банк России за прошедшие 12 месяцев снизил ключевую ставку на 300 базисных пунктов до исторического минимума в 4,25%.

Снижение ставок и предоставление дешевой ликвидности привели к ралли по большинству классов активов. По итогам прошлого года индекс российских акций (индекс Мосбиржи) показал внушительную доходность в 38% (речь о полной доходности бумаг – от прироста цены и дивидендов, без учета комиссий и налогов). Американский индекс акций S&P 500 за прошлый год принес инвесторам 31%.

Хотя прошлые результаты не гарантируют доходности в будущем, многие инвесторы ошибочно ориентируются именно на доходность прошлого года, принимая решения об инвестировании. Однако важно понимать, что для российского рынка 2019 год был лучшим за 10 лет. В прошлый раз доходность выше 35% наш рынок акций показывал в 2009 г. в рамках коррекции после сокрушительного падения на 67% во время мирового кризиса 2008 г. Так что вероятность повторения столь же высокой доходности в 2020 г. невелика.

Ставки центробанков, а также доходности по депозитам и облигациям снижаются в развитых странах уже порядка 20 лет. Доходность «около нуля» или даже на отрицательных уровнях негативно сказывается на вкладчиках и финансовых институтах. В результате для сохранения приемлемой доходности частные инвесторы, инвестиционные и пенсионные фонды, страховые компании и банки вынуждены брать на себя больший риск.

Многие консервативные инвесторы, которые раньше держали деньги только в депозитах, после падения ставок были вынуждены увеличить долю надежных гособлигаций развитых стран. Снижение ставок на рынках облигаций заставило их обратить внимание на облигации неинвестиционного рейтинга, бонды развивающихся стран, акции и товарные рынки. Ряд инвесторов увеличил левередж, чтобы сохранить доходность. То есть при том же уровне доходности уровень риска портфеля только возрастает.

В России средняя максимальная ставка по рублевым депозитам в июле снизилась до исторического минимума в 4,63%. Доходность 10-летних ОФЗ в этом году опустилась ниже 6%, доходность по 10-летним долларовым евробондам РФ – ниже 2,5%. Как следствие, российские инвесторы стали искать более доходные инструменты. По итогам 2019 г. число частных инвесторов на Московской бирже выросло вдвое, с 1,9 млн до 3,86 млн человек, а в первые шесть месяцев этого года еще на 40% и превысило 5,3 млн человек.

Свой вклад в широкое распространение инвестиционных продуктов вносит развитие технологий, инструменты инвестирования стали доступнее, в результате вырос круг спекулянтов, что может привести к принятию чрезмерных рисков. Люди даже закрывают бизнес в реальном секторе из-за недостаточной рентабельности и идут на финансовые рынки за 30% годовых. На деле даже 15–20% годовых являются нереалистичной целью: среднегодовая доходность индекса Мосбиржи за 15 лет (2004–2018 гг.) составляет около 13%. И это без учета комиссий и налогов.

Рекордный рост рынков в прошлом году создал ложное ощущение, что деньги зарабатываются легко. Многие любители показывали двузначные доходности просто за счет общего подъема рынков. Но рост стоимости активов может в любой момент смениться падением. Распродажа на мировых биржах в феврале – марте из-за коронавируса наглядно показала это.

Во время мирового финансового кризиса 2008 г. индекс Московской биржи упал на 67%. То есть инвестор, вложивший в начале года 1 млн руб., к концу года потерял две трети своего капитала, сохранив только 330 000 руб. Помимо эмоциональных потерь такая глубокая просадка чревата долгим восстановлением капитала. Так, инвестор, купивший индекс Мосбиржи в начале 2008 г., только через восемь лет вышел в плюс, а его среднегодовая доходность к концу 2015 г. составила всего 2,4%.

Если исходить из того, что инвестирование – это технология достижения финансовых целей, то ключевым моментом в этом процессе становится реалистичность ожиданий относительно инвестиционных продуктов, их доходности и риска. Непрофессиональному инвестору надо помнить о критической важности распределения портфеля по разным классам активов. А для построения более качественного индивидуального инвестиционного плана лучше консультироваться с профессионалами рынка инвестиций.