Германия отпраздновала день свободы от пандемии

Как немецкие СМИ боролись с вирусом
Массовая демонстрация в Берлине 1 августа /Markus Schreiber / AP

Когда пару лет назад мой нюрнбергский друг, один из лучших хирургов Германии, демонстративно отказался от подписки на Die Welt и Der Spiegel за их однобокую проамериканскую позицию, я про себя ухмыльнулся: почитал бы ты официальную российскую периодику, посмотрел бы государственные телеканалы и сравнил это с плюрализмом и открытостью главных немецких СМИ! Тогда я и представить себе не мог, насколько ошибался, насколько марионеточными окажутся все эти мейнстримовские «качественные» немецкие СМИ (Qualitätsmedien) – государственные телеканалы ARD, ZDF, DW и вышеупомянутые издания.

С начала коронавирусной псевдопандемии они ежечасно в унисон передавали типовые сводки. Словно под копирку тиражировались зловещие видео и зачастую фейковые фото из Италии про очереди в крематории и стопки гробов на улицах. Помню, как в течение нескольких дней по всем телеканалам многократно транслировалось интервью одной и той же итальянской дамы в скафандре – даже не медика, а администратора приемного отделения одной из больниц в Ломбардии. Ее речь изобиловала фразами: «повсюду горы трупов», «падаем замертво на посту, пытаясь спасти умирающих», «неделями не видим семью» и т. д.

А в качестве экспертов все это время слово предоставлялось одной и той же троице: министру здравоохранения (без медицинского образования) Йенсу Шпану, директору Института Роберта Коха ветеринару Лотару Вилеру и разработчику ПЦР-теста на коронавирус Кристиану Дростену, спровоцировавшему уже в 2008 г. ложную тревогу по поводу свиного гриппа, что обошлось немецкой казне в 400 млн евро. При этом ни один из специалистов с альтернативным мнением – про то, что вирус не смертелен, что он похож на своих предшественников, что он опасен только для небольшой части населения, что он не передается через поверхности, что ношение масок и перчаток бессмысленно, что ПЦР-тест несовершенен и дает много ложноположительных результатов, что эпидемия уже прошла и второй волны не будет, – так ни разу ни в одно «качественное» СМИ не попал.

А все инакомыслящие получали официальные ярлыки «ковидиотов», «эзотериков», «сторонников теории заговора», «антипрививочников», правых и левых экстремистов, антисемитов и «носителей шапочек из фольги». При этом – я бы никогда не поверил, что такое может случиться в Германии, – была введена жесткая цензура в интернете: стали блокироваться независимые Youtube-каналы и удаляться видео с критикой официальной антикоронавирусной доктрины.

Апогей деградации «качественных» СМИ случился на днях.

В субботу, 1 августа, в Берлине прошла массовая демонстрация под лозунгом «День свободы – конец пандемии». Я провел четыре часа в интернете, перескакивая с одного лайфстрима на другой, и смотрел репортажи. Плотная толпа протянулась от Бранденбургских ворот до колонны Победы. Жители разных земель останавливались перед камерами и рассказывали, зачем они приехали. Кто-то был за то, чтобы их детей не заставляли в школах носить маски, другие опасались принудительных прививок. Организаторы демонстрации говорят примерно о 1,5 млн участников – самая большая демонстрация с момента падения Берлинской стены. Пусть это преувеличение, в любом случае, судя по картинке с вертолета, протестующих было как минимум полмиллиона. Это была мирная демонстрация, но 1100 берлинских полицейских были вынуждены разогнать ее за «несоблюдение гигиенических норм».

Но еще за час до появления полиции Spiegel-online уже поспешил дать срочное сообщение: «В центре Берлина собралось около 17 000 противников антикоронавирусных мер. Среди них правые экстремисты и сторонники теории заговора. Из-за грубого нарушения гигиенических норм митингующие были разогнаны полицией». Прошло несколько суток. Но ни одно «качественное» СМИ не скорректировало информацию про истинное количество демонстрантов.

Только что пришло новое сообщение от Spiegel – ссылка на статью про то, что надо судить всех, кто неправильно указывает свои персональные данные при посещении ресторанов и кафе. Дело в том, что по новым правилам каждый севший за столик должен заполнить формуляр с указанием имени, фамилии, домашнего адреса, телефона, адреса электронной почты и отдать его официанту. Это при том, что в стране действует поистине драконовский закон о защите информации: например, я, направляя пациента в соседнее лечебное учреждение, не могу знать даже назначенную дату визита, пока не получу от этого самого пациента письменное разрешение на получение этой информации – Schweigepflichtsentbindung. А любой официант может за день набрать целый гербарий таких формуляров.

Лично меня такие порядки толкают на подсудное дело. Я обычно пишу в анкете, полученной от официанта, про себя и свою спутницу: «Йозеф и Магда Геббельс». Благо официанты в основном приезжие, академий не кончали и немецкую историю не учили, поэтому до сих пор мое кощунство сходило мне с рук.