Правительство нацелилось на льготы для трудных месторождений

Забрать у корпораций прибыль в бюджет – это просто, быстро, но неэффективно
Андрей Гордеев / Ведомости

Лет 20 назад российская власть (сейчас уже не столь важно, какая именно из ветвей) решила в угоду чьему-то очень конкретному и неожиданному интересу поменять налоговую систему: взамен национального режима перейти на сырьевую концессию. То есть вместо более или менее единых правил игры – индивидуальные. Как в Африке. Сразу ассоциация с колючей проволокой вокруг месторождений с вооруженной охраной на вышках, нещадной эксплуатацией, чудовищной (похлеще текущей) коррупцией и прочим империализмом. Но объединились нефтяные компании, которых тогда было много, затею отбили, и налоговая система осталась нормальной. Казалось, наглядный урок госуправления. Но нет.

Сегодня, когда кризис обострил проблемы с бюджетом, финансовый блок правительства опять вспомнил про нефтегазовый комплекс. Присмотрелся к закону о льготах для трудных месторождений – мол, неплохо бы отменить. Правильно, вот же они, сотни миллиардов в бюджет, а ВИНК и так богатые. Решение простое и быстрое. Но неоднозначное.

Про инвестиционный климат, отдачу на капитал и возврат инвестиций в условиях внезапного увеличения налогов говорить не стоит, очевидно. Но есть еще три важных аспекта, которые руководством страны драматически игнорируются.

Стратегический. У власти не очень хорошо с видением экономических целей и способов их достижения – не до того пока, текучка заедает. А вот у крупных компаний такое видение имеется, это способ их существования и условие выживания. И именно стратегии национального крупного бизнеса могут стать базой экономического развития страны – хотя бы за неимением другой основы. Очень успешные страны этим пользовались (вспомним, например, чеболи). Так что резко менять планы корпораций через налоги вряд ли стоит.

Социальный. Мол, у государства пенсии, детские сады, учителя, врачи, а у компаний одна прибыль в голове. Это недоразумение. Крупные корпорации – это сейчас «социальное рыночное хозяйство» покруче аденауэровского. Глобальная система устойчивого развития с ее социальной ответственностью превращает компании чуть ли не в фабрики по производству благополучия. Попробуй только не выдай по итогам года подробнейшую отчетность по системе GRI про взаимодействие с трудовыми коллективами, сообществами на территориях присутствия, местными властями и активистами – и от тебя сразу отвернутся международные инвесторы и биржи. Таким образом, власть, изымая у компаний часть прибыли для неких «общегосударственных» задач, отнимает деньги у огромного числа людей, которые ничуть не меньше в них нуждаются.

Качество государственного управления. «Взять да поделить» много ума не надо, но есть и другие, более эффективные подходы. Как, например, предложения нефтяников по тонкой настройке применительно к нашим условиям страхования нефтяных доходов по «мексиканской системе» (см. статью на стр. 07). Но глава ЦБ в ответ говорит, что хеджировать наши объемы добываемой нефти – гораздо большие, чем мексиканские, – дело рискованное. Да, это так. Но еще это дело ответственное и квалифицированное. Как раз для суперпрофессионалов из ЦБ и Минфина. Могли бы заняться.