Победа и имитация победы

Тяжесть неподлинной победы давит и страну, и самого победителя
Максим Стулов / Ведомости

У каждой победы свой образ. Бывают победы как торжество. Победители заполняют улицы, радость в их восклицаниях и объятиях. Проигравшие забиваются в щели домов, угрюмо пьют в барах, молчаливые и потерянные. Бывают победы, когда победившие выводят на улицы войска, чтобы доказать, что победители именно они. Войска стучат щитами, будто пришельцы. Победа, внушающая страх и боящаяся сама, что ее не признают победой. Победа-единение и победа-раздор. За ними мир или новая война. Подвиг или страх.

Победитель может дирижировать маршем, но в душе чувствовать, что он безбожно фальшивит, не верить себе и тем более сильно сомневаться, что публика верит ему. И от этого становиться еще отвязнее в исполнении, еще усерднее взмахивая палочкой-жезлом, – настоящая власть здесь.

Так спортсмен, выиграв благодаря допингу, при всех поздравлениях понимает, что он не совсем победитель, что это право «немного украдено». Он может говорить себе, что возьмет золото и без допинга и допинг здесь только потому, что все так делают – чем соседи лучше? И все же понимать, что это не совсем настоящее чувство победы и дальше придется внушать и себе, и близким людям, что все по-настоящему, не подделка.

Так становится неловко и окружению победителя, которое исполнило его волю к победе и, по идее, могло бы гордиться своей причастностью к славно сделанной работе. Но в глубине души, совсем на дне, тревожит непонятный зуммер совести, который потом приходится глушить – все более обширным потреблением благ, алкоголем, цинизмом, заверением, что есть историческая необходимость, так было надо, так лучше в перспективе, которую никто вокруг еще не понимает, но рано или поздно поймет.

Человек – существо конечное. Возможно, некоторых правителей беспокоит, что останется от них в учебниках истории. Часто учебники эти рассекают их жизнь на две части: когда еще реальная харизма светилась над ними и когда искусственным освещением приходилось имитировать свет этой харизмы. В такой победе все больше сил уходит на поиск баланса – удержаться на ногах, а не бежать вперед. В ней отрезан образ будущего, как отрезан интернет, а на экранах – сводки с полей. Происходит выпадение из времени.

Китаист Ирина Сорокина, много лет изучавшая трактат Сунь Цзы «Искусство побеждать», говорит, что в китайской стратагеме – а Китай сейчас особенно ценится Александром Лукашенко – победа заложена в тебе самом, а поражение – в противнике. Война должна быть быстрой и не изматывающей ни тебя, ни противника, потому что цель – победить и процветать. «Когда в Поднебесной говорят, что он совершенный воин, это вовсе не означает совершенного искусства, – цитирует Сорокина трактат. – Чтобы поднять осеннюю паутинку, особой силы не нужно. Совершенство в войне указывает на умение добиваться победы легко».

Тяжесть неподлинной победы давит и страну, и самого победителя.-