Как не состоялась программа «500 дней»

И почему это спасло репутацию ее разработчиков
Заместитель председателя Совета Министров РСФСР Григорий Явлинский в октябре 1990 г. /ТАСС

К началу 1990 г. экономическая перестройка в СССР окончательно забуксовала. Когда в 1987–1988 гг. были приняты важные решения об экономических реформах, предприятия стали более самостоятельными. Но самые важные вопросы – о свободном ценообразовании и других рыночных механизмах – все никак не решались. Горбачев и его команда не шли на это, опасаясь социального взрыва из-за всплеска цен. Чтобы смягчить последствия грядущего социального недовольства, Горбачев начал политическую реформу, надеясь выпустить пар протеста в политический свисток. Но политическая реформа привела к образованию разных центров власти, сильнейшим из которых оказался Верховный совет РСФСР во главе с его председателем Борисом Ельциным, политическим противником Горбачева. Согласовать условия перехода к рынку стало еще труднее.

Весной 1990 г. заведующий экономическим отделом Совмина СССР Григорий Явлинский вместе с экономистами Михаилом Задорновым и Алексеем Михайловым составили проект программы перехода к рыночным отношениям «400 дней». Этот документ предусматривал замораживание развернувшегося в стране хаотического роста рыночных элементов и предлагал провести целенаправленную подготовку рыночной инфраструктуры, прекратить финансирование нерентабельных предприятий, сделать возможным банкротство, начать приватизацию за деньги земли, мелких и средних предприятий розничной торговли, бытового обслуживания, общепита и строительства. С проектом «400 дней» Явлинский пошел к своему учителю и политическому покровителю, зампреду Совмина академику Леониду Абалкину. Программа Абалкину не понравилась, он счел ее утопичной и настаивал на доработке.

Явлинский не имел публичной известности и высокого статуса. И то и другое имелось у других людей, которые один за другим стали превращаться в «отцов» новой программы реформ. Документ получил распространение, и им воспользовался (без указания авторства) депутат Михаил Бочаров, претендовавший на пост председателя правительства РСФСР. Ельцин пришел в восторг от того, что именно Россия может стать инициатором этих рыночных реформ в СССР, и был доволен Бочаровым. Подкупали четкие сроки программы и радикальный отказ от догм коммунистической идеологии.

Тут стало известно, что Бочаров не является автором программы, а Ельцин уже сделал ставку на проект, который получил название «500 дней». Узнав о Явлинском, Ельцин предложил ему сотрудничество. 14 июля Явлинский стал «российским Абалкиным», заняв посты заместителя председателя Совета министров РСФСР и председателя Госкомиссии РСФСР по экономической реформе.

Разработка программы стала полем для сближения союзного и российского руководства. 2 августа 1990 г. Горбачев и Ельцин образовали комиссию по подготовке совместной программы перехода к рынку во главе с академиком Станиславом Шаталиным – Явлинский казался недостаточно статусной фигурой. В основу деятельности комиссии легла программа «500 дней».

В доработке программы приняли участие такие известные в будущем экономисты, как Сергей Алексашенко, Андрей Вавилов, Леонид Григорьев, Борис Федоров и др. Но Госплан и другие ведомства не стали сотрудничать с комиссией. За этим сопротивлением стоял председатель Совета министров СССР Николай Рыжков.

К концу августа программа была подготовлена. Она включала проект экономического соглашения с разграничением полномочий центра и республик и 20 законопроектов, предусматривавших начало приватизации при сохранении существующих цен на 100–250 дней. Верховный совет РСФСР программу поддержал.

Программа вызвала критику со стороны союзного правительства и ряда экономистов и политиков, выступавших за незамедлительное введение рыночных отношений еще до приватизации. У Рыжкова и Абалкина была готова своя программа перехода к рынку – не 500-дневная, а пятилетняя.

Столкнувшись с их сопротивлением Явлинскому и Шаталину, Горбачев стал искать компромисс и предложил объединить две программы в единую программу президента СССР. Эту задачу президент поручил академику Абелу Аганбегяну. 11 сентября Горбачев заявил, что ему «больше импонирует» экономическая программа Шаталина.

16 октября 1990 г. Ельцин выступил в Верховном совете РСФСР с программной речью, в которой критиковал Горбачева за нерешительность и нарушение взаимных договоренностей по реализации программы «500 дней», и объявил, что отныне Россия будет проводить программу сама, без Союза. Это заявление было чисто политическим, так как программа была рассчитана на общесоюзные реформы. После этого выступления Явлинский покинул посты в российском правительстве. Россия ускорила действия по достижению экономической самостоятельности от союзного руководства, а программа «500 дней» так и не стала воплощаться.

Впрочем, для репутации ее составителей так было даже лучше. Любая политика либерализации в тех условиях несла бы с собой социальные издержки и проклятия пострадавших. А нереализованные программы оставляют по себе идеализированный миф.