Новая русская Арктика

Траектории возвращения России «на севера»
Андрей Шапран / РИА Новости

В 1919 г. адмирал Колчак, к тому моменту всего лишь пару месяцев занимавший пост верховного правителя России, а в прошлом – выдающийся исследователь Арктики, учредил Дирекцию маяков и лоции Северного морского пути. Этим было положено начало широкомасштабному участию государства в арктических делах. По мнению Колчака, освоение Арктики преследовало три равнозначно важные цели – геополитическую, экономическую и научную. В разгар Гражданской войны администрация Колчака начала создавать для освоения Арктики соответствующую инфраструктуру.

После установления советской власти «арктические» усилия адмирала не были отвергнуты и развитие «северов» продолжилось без особых противоречий с его идеями. Не случайно первое советское учреждение, созданное под задачи освоения Арктики, называлось Северная научно-промысловая экспедиция и закрывало два направления из трех – все вопросы хозяйственного освоения и организацию исследований заполярных территорий.

Тема освоения Арктики активно освещалась, а полярные эпопеи СССР стали легендами. Вся страна знала имена выдающихся полярников, участников дрейфа научной станции «СП-1», а летчики, участвовавшие в эвакуации команды затертого в арктических льдах парохода «Челюскин», стали первыми Героями Советского Союза. На картах СССР можно видеть, что морская граница полярных владений представляла собой дугу, опиравшуюся на крайние западную и восточную точки арктического побережья и проходившую через Северный полюс. При этом никто не ставил под сомнение обоснованность притязаний Советского Союза на акваторию северных морей и Северного ледовитого океана.

В Заполярье шла активная хозяйственная деятельность. Было построено несколько крупных городов и поселков, развивались порты, шло освоение Северного морского пути. Ставка делалась на местные трудовые ресурсы, для которых формировались комфортные условия жизни, и люди возвращались «на материк» после выхода на пенсию.

В постсоветский период Арктику забросили. Постоянное население территорий, входящих в арктическую зону России, сократилось почти на треть. Уход России из региона способствовал активизации деятельности стран – соседей по арктической зоне. Стали возникать новые угрозы, адекватный ответ на которые государство могло дать, только «вернувшись в Арктику».

Каким может быть «арктический камбэк» России?

Несмотря на то что оператором по Арктике определена бизнес-структура (корпорация «Росатом»), главной целью усилий государства является не столько восстановление хозяйственной деятельности, сколько перезагрузка геополитических позиций. Поэтому деятельность компаний в Арктике должна осуществляться с участием государства и решать государственные задачи. При этом экономическая деятельность будет неизбежно сталкиваться с обусловленными региональной спецификой естественными ограничениями, которые государство должно помочь компаниям преодолеть. Принципы управления арктическими территориями могут выглядеть следующим образом.

Арктическая издержка в производимых в регионе товарах или услугах должна покрываться из казны, потому что любой возврат денег за такой товар на стадии запуска – уже благо.

Хозяйственная деятельность в Арктике будет вестись с применением принципов территориально-производственного планирования. При этом велосипед изобретать не нужно: при СССР в планировании существовал институт территориального хозяйствования (совнархоз), который предполагал гармонизацию усилий в области достижения экономических результатов с развитием необходимых для этого ресурсов.

Эффективные механизмы материального стимулирования должны быть направлены на то, чтобы хозяйствующие субъекты были заинтересованы в планомерном снижении себестоимости. На это же должна быть нацелена контрольно-надзорная деятельность в полярных регионах.

Стимулирование малого и среднего бизнеса «на северах» через предоставление финансирования стартапам, льготное налогообложение, кредитование под проценты, близкие к нулевым, – это тоже важнейшая государственная задача. Государство должно стать главным «венчурным капиталистом» в Арктике.

Формирование высоких социальных стандартов, особый режим пенсионного обеспечения, подъемные приехавшим, программы для молодежи, частичное или полное списание кредитов в обмен на длительный контракт – этот контур взаимоотношений с теми людьми, которым предстоит обеспечить «арктический камбэк», должно спроектировать и запустить государство.

Специалистов высокой квалификации и носителей уникальных знаний и умений нужно собирать по всему миру и предоставлять гражданство России по упрощенной схеме, например посредством заключения с ними специального «арктического контракта».

Много государства, скажете? Возможно. Но оно должно там быть, а сейчас его нет «на северах» вовсе. Поэтому и ведутся в мире разговоры об «интернационализации» Арктики, а российская акватория Северного морского пути в представлении некоторых стран вдруг стала чуть ли не международными территориальными водами. Вряд ли реализация подобных идей соответствует глобальным интересам страны.