Рабочий социальный проект

Что нужно рабочим, чтобы стать политической силой
Vasily Fedosenko / Reuters

Цветных революций с массовыми уличными выступлениями за последние 20 лет было немало, но все они обходились без стачек – метафоры о «мозолистой руке рабочего класса», казалось, остались лишь в учебниках истории. Но белорусский кризис продемонстрировал, что рабочее движение может стать ключевым элементом в борьбе за власть, если массовые митинги разбиваются о лояльность власти полицейского аппарата.

Ведь это не оппозиция вывела рабочих из цехов на политическую сцену. За нее это сделала именно власть, которая спровоцировала массовые выступления рабочих беспрецедентным полицейским насилием. Рабочие БелАЗа в Жодине, МАЗа и МТЗ в Минске, «Беларуськалия» в Солигорске, «Гродноазота» и др. требовали вывода спецподразделений из своих городов, освобождения задержанных и прекращения избиений.

Да, на большинстве предприятий до забастовок дело не дошло, полностью конвейер останавливался лишь на считанных заводах. Но этого вполне хватило, чтобы произвести впечатление и на власть, и на оппозицию, и на все общество.

Александр Лукашенко заявил, что «услышал мнение трудовых коллективов и поручил разобраться по всем фактам задержаний». Министр внутренних дел Белоруссии Юрий Караев извинился. Началось освобождение арестованных. Лидеры оппозиции, наоборот, обратились с призывом расширять забастовки. Был создан «национальный стачком», а в Координационный совет оппозиции вошли сотрудники недовольных трудовых коллективов.

Власть сочетает уступки и переговоры с репрессиями. Лидеров стачкомов арестовывают. Но оказывается, что они являются скорее активистами оппозиции, работающими на разных предприятиях, чем представителями собственно рабочего движения. «Национальный стачком», аффилированный с оппозицией, настаивает на чисто политической программе забастовочного движения, которая сводится к простому «Саша, уходи!».

Во времена расцвета рабочего движения считалось, что для перехода от социальных требований к политическим бастующим нужен очень высокий уровень сознательности и организованности. Теперь ситуация противоположная. Отсутствие социальной программы делает рабочих простым инструментом в борьбе политических группировок. А когда социальные требования трактуются по украинской модели – «мы здесь не за колбасу боремся», – речь идет о прямой манипуляции. Борьба за демократию превращается в движение во власть «демократов».

Возникший паритет между властью и оппозицией дает рабочему движению шанс превратиться в мощную силу. Но сделать это оно сможет, лишь сформулировав свой социальный проект, основанный на конкретных требованиях и четком образе будущего. Только тогда лидеры рабочих будут представлять не самих себя, а тысячи своих коллег.