Нерыночная конкуренция

Российские компании зря недооценивают стандарты устойчивого развития
Активисты, выступающие против разработки горы (шихана) Куштау Башкирской содовой компанией /Depositphotos / PhotoXPress

Конфликты российского бизнеса с локальными сообществами случаются все чаще. Химкинский лес, противостояние УГМК и жителей Новохоперского района Воронежской области, протесты обитателей поселка Боголюбово во Владимирской области против строительства завода презервативов, Шиес, стычки в Башкирии между содовой компанией и экоактивистами... Все это происходит на фоне двух тенденций. Первая – бизнес все чаще заходит на территорию, которую население считает «своей». Люди идут на сосуществование с компаниями, пока они на расстоянии, но чуть что – и заключенные когда-то за закрытыми дверями договоренности между бизнесом и властью ожесточенно критикуются. Вторая – бизнес оказывается под давлением растущих международных требований в сфере устойчивого развития.

Приоритеты ответственности бизнеса установлены в Целях устойчивого развития ООН до 2030 г. Большинство из них связано с защитой экологических систем, но есть и такие, как гендерный паритет, уменьшение неравенства, устойчивые города, достойная работа и экономический рост, правосудие и эффективные институты. Все глобальные компании давно публикуют нефинансовые отчеты по стандарту GRI. И если называть вещи своими именами, то корпорации активно выходят в сферу нерыночной конкуренции.

GRI не единственная система нефинансовой отчетности. Sustainability Accounting Standards Board (SASB) пытается включать важные нефинансовые показатели в финансовые отчеты, помогает компаниям управлять значимой для финансовых рынков информацией об экологических, социальных и управленческих факторах (ESG). В 2018 г. SASB опубликовала 77 отраслевых стандартов отчетности об устойчивом развитии.

Исследование PwC, проведенное в 2019 г., показало, что 81% международных инвесторов отчитываются по ESG, 91% – разрабатывают или уже внедрили стратегии ответственного инвестирования. Так, в 2018 г. датский пенсионный фонд PKA продал свои доли в 70 компаниях угольной и 35 компаниях нефтегазовой отрасли после анализа соответствия ESG.

Для российских компаний это значит, что вскоре получить западный кредит или разместиться на бирже, не соответствуя требованиям ESG или GRI, будет проблематично. А ведь есть еще социально ответственное инвестирование, исключающее капиталовложения в бизнес-сегменты, связанные с алкоголем, табаком, оружием и прочими безобразиями, есть пристальное внимание к углеродному следу – и все эти аспекты пока не в особом почете у наших промышленников.

Это зря. Нерыночная конкуренция (те же санкции) применяется все активнее, даже непоколебимая тайна вкладов в Швейцарии уже становится не совсем тайной. И не надо давать шанса оппоненту разрушить эффективный бизнес из-за нарушения троп миграции редких леммингов или копеечного, но любимого народом скверика.