Венчурный риск пошел на убыль

Меры господдержки и регулирования улучшают условия для инвестиций
Евгений Разумный / Ведомости

Мировой опыт показывает, что при условии своевременной господдержки рынок рисковых инвестиций в состоянии прийти в норму довольно быстро. В самом деле, восстановление на венчурном рынке в США началось уже в мае, говорится в исследовании PitchBook-NVCA. Месяцем ранее, в апреле, ситуация на американском рынке была очень тяжелой: большинство компаний, планировавших привлекать инвестиции, отложили эти планы и сосредоточились на оперативном управлении. Осторожность проявили и венчурные фонды, не менее половины из которых приостановили поиск новых сделок и сфокусировались на текущих портфелях. В этой ситуации ФРС США начала смягчать денежно-кредитную политику, кроме того, венчурный бизнес подпал под Paycheck Protection Program – программу по сохранению рабочих мест в малом и среднем бизнесе.

В России количество вложений в стартапы с января по июль 2020 г. уменьшилось на 43% по сравнению с 2019 г., следует из данных Российской ассоциации венчурного инвестирования (РАВИ). Но нам удалось избежать катастрофического кризисного сценария: объем инвестиций снизился лишь на 13%, а количество выходов из капитала – на 5%. Как и в США, в России заметную роль в сохранении деловой активности сыграли меры государственной поддержки. По данным РАВИ, в первом полугодии 2020 г. около двух третей инвестиционных сделок и около половины выходов пришлось на фонды с участием государства.

Предпринятые в последние месяцы шаги государства делают оптимистичный сценарий для России вполне вероятным. Едва ли не самой мощной мерой поддержки за последние годы стал налоговый маневр для IT-отрасли. C 1 января 2021 г. страховые взносы будут снижены с 14 до 7,6%, налог на прибыль – с 20 до 3%. Для большинства высокотехнологичных компаний основной статьей затрат (в ряде случаев – до 80%) является именно фонд оплаты труда. Благодаря льготам налоговая нагрузка на среднюю компанию в высокотехнологичном сегменте сократится более чем на треть.

Для крупного хайтек-бизнеса важной вехой стал закон о защите и поощрении капиталовложений, который вступил в силу в апреле, «инвестиционный кодекс», регламентирующий договоры компаний с государством на инвестпроекты с серьезным объемом вложений (в сфере цифровой экономики – от 500 млн руб.).

Для инвесторов, прибегающих к рычагу государственного капитала, и институтов развития знаковыми стали поправки в закон «О науке и государственной научно-технической политике», одобренные Госдумой в июле. Документ, в частности, содержит норму о допустимости невозврата венчурных или прямых инвестиций в капитал высокотехнологичных компаний, осуществленных из госбюджета. Эта новация может снять изрядную долю опасений со стороны управляющих команд и стартапов, которые не решаются работать с государственными фондами, опасаясь проблем в случае реализации рыночных рисков.

Что ждет рынок дальше? Возможности привлечения негосударственных пенсионных денег в венчурное финансирование. В США около половины венчурного капитала обеспечивается средствами НПФ. В России дискуссия о снятии барьеров для институциональных инвесторов идет не первый год, но именно сегодня есть надежда на скорое решение: весной президент РФ поручил проработать эту меру ЦБ РФ и правительству. Пенсионные фонды страны в скором времени получат безопасный доступ к сверхдоходным инструментам, а инвесторы и предприниматели – к длинным деньгам.

Еще один резерв, распаковать который в силах государство, – корпоративный капитал. Конечно, крупные сделки с участием Сбербанка, Mail.ru, «Яндекса» не редкость и сегодня, но потенциал корпораций далеко не исчерпан. Директивные меры по принуждению госкорпораций к инновациям могут быть подкреплены мягкой силой налогового стимулирования. Например, разумным выглядит пропорциональное сокращение налоговой базы для расчета налога на прибыль на размер проинвестированных средств. Комфортным форматом для крупного бизнеса могут стать и вложения через корпоративные фонды фондов. За счет высокой диверсификации активов этот механизм позволяет корпорациям уменьшить риски, сохранив при этом все преимущества прямого доступа к прорывным технологиям. Корпоративные фонды способны влить в рынок дополнительную ликвидность, особенно необходимую в кризис.

Наконец, третий источник капитала – развитие сегмента массового инвестирования. Доля России на мировом рынке краудфандинга сегодня составляет менее 1%, секция технологических компаний на Московской бирже развита пока довольно слабо. Фактически инвестировать в потенциально сверхдоходные, но рискованные инновационные проекты сегодня могут позволить себе только состоятельные люди. Но ограничения есть и у них. К примеру, текущее законодательство не позволяет физлицам участвовать в венчурных фондах в формате инвестиционного товарищества – а это наиболее прогрессивная форма, в которой структурируется подавляющее большинство российских фондов в последние годы.