Клуб финансистов-филантропов

Как топ-менеджеры крупных компаний создают благотворительные сообщества
Участники программ фонда «Путевка в жизнь» /facebook.com/pg

Несколько финансовых директоров крупных индустриальных компаний — Алексей Филипповский из АК «Алроса», Александр Петров из СИБУРа, Алексей Куличенко из «Северстали», а также со-основатель финансовой компании Matrix Capital Павел Малый и частный инвестор Андрей Кашубский – собрались вместе, чтобы развивать собственный благотворительный проект. Так возник бутиковый фонд «Путевка в жизнь» с идеей помощи детям из глубокой провинции в получении высшего образования и годовым бюджетом около 10 млн руб. 

Даже если подобные инициативы невелики в сравнении с программами крупнейших российских доноров, они заполняют те ниши, до которых не дотягиваются государство или супер-фонды. И одновременно решают экзистенциальные задачи учредителей – повышают осмысленность жизни, развивают внутренние связи внутри сообщества. Все участники проекта ранее либо работали в McKinsey, либо пересекались в области корпоративных финансов.  Например, трое из них в разные времена работали на одной и той же позиции в СИБУРе. 

Для российской благотворительной системы в целом характерен высокий уровень недоверия, когда далеко не каждый потенциальный донор готов жертвовать средства без личного контроля и участия. Помимо риска обмана здесь действует еще ряд факторов: неуверенность, что средства будут потрачены достаточно эффективно, желание реализовать собственные представления о благе, самому влиять на выбор направления инвестиции. Отчасти эта проблема решается вовлечением в процесс громких имен, которые своей репутацией гарантируют надежность вложений. Однако в ряде случаев и этого недостаточно, поэтому возникают личные инициативы. 

Такая ситуация имеет и позитивный результат. Она помогает запускать проекты с более высоким уровнем креативности, которые капиллярно начинают пронизывать социальную среду, беря не масштабом, а гибкостью. Их инициаторы участвуют в процессе на более регулярной основе и, кроме того, приобретают для себя дополнительные эмоциональные стимулы.  По словам Филипповского, без социальной «тактильности» не возникло бы ощущения, что ты сам можешь влиять на судьбы молодых людей и видеть конкретный результат от своей инвестиции, – а это дает уникальный драйв и энергию, в том числе для бизнеса.  Правда, обратной стороной такой бутиковости является высокая доля административных расходов, которая достигает 50% от общего бюджета фонда.  

Ежегодно «Путевка в жизнь» отбирает 10 детей в средних школах, для которых критически важна поддержка на этапе перехода к высшему образованию, и в течение двух лет обеспечивает им поддержку – сначала при подготовке к поступлению в вуз, нанимая репетиторов и подбирая онлайн-курсы, а затем в первый год учебы, выделяя стипендии и, если необходимо, оплачивая коммерческое образование и жилье. В программе могут участвовать как крайне одаренные дети, поступающие в МФТИ и МГУ, так и те, кто ориентируется на региональные вузы. Принцип отбора стипендиатов базируется на трех критериях: кандидат должен искренне хотеть получить высшее образования, иметь соответствующие способности и находится в ситуации, когда без помощи фонда это сделать невозможно.

Филипповский при этом говорит о сложности поиска кандидатов – иногда приходится сталкиваться с имитацией нужды или прямым обманом. Его удивляет позиция директоров некоторых школ: часто вместо поддержки в поиске кандидатов они проявляют или равнодушие, или высокую степень недоверия («Как вдруг люди решили просто отдать свои деньги?»). Он также замечает, что ставка на помощь только самым талантливым детям себя не оправдала – искать в провинции новых Ломоносовых оказалось гораздо сложнее, чем представлялось. 

В качестве совета тем, кто решится на подобный опыт, он выделяет три ключевых момента: начинать такой путь не в одиночку, а вместе с комфортными и близкими по ценностям людьми; правильный подбор директора фонда, который будет понимать, что гуманитарная сфера обладает собственной спецификой; личный эмоциональный интерес к процессу — без него мотор социального активизма быстро заглохнет.