В арбитражных судах слишком много дел

Пора радикально менять подход к развитию альтернативных форм судебного разбирательства
Денис Абрамов / Ведомости

Тот, кто никогда не сталкивался с государственными арбитражными судами, особенно в Москве, может быть сильно удивлен во время первого же заседания, когда узнает, что слушание по его делу может длиться всего 5 или 10 минут. За это время судья должен успеть проверить полномочия сторон, разъяснить им права, дать возможность представителям выступить по существу, а потом еще в репликах. Эдакий юридический пинг-понг.

Однако нельзя в этом обвинять судей, поскольку они работают в рамках сильнейшего временного прессинга. По статистике, средняя нагрузка на судью Арбитражного суда г. Москвы составляет 180 дел в месяц. То есть в среднем на одно дело (с учетом 40-часовой рабочей недели) приходится 1 час 7 минут. За это время судья должен принять дело к производству, провести предварительное и основное судебные заседания, а также, пользуясь профессиональным сленгом, отписать решение. Если судья нарушит сроки разбирательства, то это повлияет на оценку его работы. Для сравнения: средняя нагрузка на судей в США составляет 29 дел в год (2–3 дела в месяц). При этом нагрузка на российских судей еще и постоянно растет.

С одной стороны, конечно, хорошо, что правосудие в России доступно для всех и каждый может обратиться в суд по любому поводу. С другой – большая часть споров в арбитражных судах, на которые судьи тратят свое драгоценное время, по своей сути настоящими спорами не являются. Так, согласно статистике, в апелляционном порядке обжалуется только порядка 20–30% решений суда первой инстанции. Это означает, что должники, в принципе, понимают, что они должны заплатить деньги, но предпочитают сделать это как можно позднее.

Есть три простых способа, чтобы избавиться от подобного рода дел и разгрузить судей.

Первый: повысить размер государственной пошлины, чтобы истцы хорошенько думали, прежде чем подать иск, а ответчики понимали, что в случае проигрыша они заплатят не 200 000 руб. (это максимальный размер, установленный законом для возмещения государственной пошлины), а гораздо большую сумму. Скажем, размеры государственной пошлины в Швейцарии и Германии на порядок превышают ее размер в России.

Второй: помимо возмещения государственной пошлины проигравшая сторона должна возместить также юридические расходы второй стороны. Требовать возмещения таких расходов можно и сегодня, но сложности их доказывания (когда судья вольно или невольно сравнивает почасовую ставку юриста со своей месячной зарплатой) приводят к тому, что реально присуждается символическая сумма (даже по большим и сложным спорам в среднем не превышающая 300 000 руб.). А расходы на штатных юристов компаний, которые также ходят в суды и оплачиваются сторонами посредством заработной платы, вообще не возмещаются. Поэтому следует законодательно ввести шкалу возмещаемых юридических расходов, как это сделано в тех же Швейцарии и Германии, и тем самым исключить дискуссию относительно их обоснованности.

Третий: нужно развивать альтернативные способы разрешения споров, такие как третейское разбирательство, медиация и судебное посредничество. Однако третейская реформа 2016 г., которая была призвана повысить доверие предпринимателей к этому способу разрешения споров, с треском провалилась. Запретительная политика, проводимая Министерством юстиции РФ, привела к тому, что количество дел, передаваемых в третейские суды, уменьшилось почти в 10 раз. При этом количество дел, рассматриваемых в пяти постоянно действующих третейских судах, получивших благословение от государства, не превышает тысячи в год, т. е. составляет менее 0,1% от общего количества коммерческих споров, рассматриваемых в государственных арбитражных судах. Количество судебных посредничеств, судя по статистике, также мизерное. Для сравнения: в Китае действует около 150 третейских судов, которые рассматривают сотни тысяч дел в год, в США только по регламенту Американской арбитражной ассоциации проводится несколько сотен тысяч арбитражей.

Таким образом, нужно радикально менять подход к развитию альтернативных форм судебного разбирательства: отменить введенное арбитражной реформой административное регулирование, перенести контроль над третейским разбирательством на суды, одновременно при этом меняя подходы судов и к третейскому разбирательству, и к медиации. Суды должны не только формально напоминать сторонам о том, что они могут разрешить спор с помощью медиатора, но и наказывать, например, сторону, которая уклонилась от участия в процедуре медиации, возложением на нее судебных и юридических расходов вне зависимости от исхода рассмотрения дела по существу.