Мотор турецкой экспансии

Турция распространяет свое влияние от Ливии до Кашмира
Khalil Ashawi / Reuters

В последнее время Турция превратилась в одного из главных ньюсмейкеров мировых СМИ. Внимание приковывают ее военные операции в Ливии, Сирии, Северном Ираке. В Восточном Средиземноморье ее интересы сталкиваются с Грецией и Францией. Существуют и противоречия с Россией.

В Ливии Турция поддерживает признанное в мире правительство национального согласия (ПНС) в Триполи против сил восточного полевого командира Халифы Хафтара и требует передачи в руки ПНС города Сирт и крупнейших нефтяных месторождений Ливии, а также авиабазы Джуфра. Турецкие военные перебросили в Ливию свои подразделения и тысячи сирийских наемников. Причем для Эрдогана важна не только ливийская нефть: благодаря соглашению Турции и ПНС взяты под контроль огромные регионы в Восточном Средиземноморье, где расположены газовые месторождения. Теперь Турция пытается помочь ПНС установить контроль над всей Ливией.

Турция заявляет о претензии на газовые месторождения в Восточном Средиземноморье, на которые претендуют также Греция и Египет. Недавно восемь турецких самолетов с помощью маневров отогнали шесть греческих боевых самолетов от турецких кораблей. Оружие пока не применяли.

В Сирии Турция проводит операции на северо-востоке против курдских милиций Рабочей партии Курдистана (РПК), одновременно базы РПК турецкие войска атакуют в Северном Ираке. На северо-западе Сирии, в Идлибе, штурм которого готовят Асад, Россия и проиранские силы, у турок целая армия – десятки тысяч военных и около 8000 единиц военной техники. Они готовы выступить на стороне антиасадовских боевиков.

В Палестине Турция поддерживает «Хамас» и другие фундаменталистские организации, борющиеся против Израиля. В Ливане правительство Реджепа Эрдогана посылает оружие и деньги в консервативный суннитский регион Триполи на севере страны.

Турецкое влияние усилилось в Азербайджане. После того как в июле между Арменией и Азербайджаном вспыхнул военный конфликт, Турция ввела войска в Азербайджан по просьбе руководства этой страны, провела совместные маневры с азербайджанской армией и заявила о готовности поддержать Азербайджан.

Турция резко высказалась по вопросу о дискриминации мусульман в Кашмире, что сблизило ее с Пакистаном и вызвало гнев Индии.

Турция распространяет свое влияние на огромное пространство от Ливии до Кашмира. Йоси Коэн, глава израильской разведки «Моссад», заявил, что режим Эрдогана превращается в угрозу для региона. Постепенно формируется блок противников Турции, в который входят Египет, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Греция, Франция, Израиль, Индия. Другие державы – Катар, Пакистан, Малайзия – все теснее сотрудничают с Турцией. В мире выстраивается совершенно новая система блоков.

Зачем все это Турции?

Можно рассматривать происходящее как обычную империалистическую конкуренцию – за рынки, минеральные ресурсы и географическое пространство. Турция в последние десятилетия правления Эрдогана наращивала свою экономическую и военную мощь. Усилившись, государство заявляет о своих претензиях.

Но есть и другой фактор. Популярность Эрдогана в Турции, согласно данным социологических опросов, падает. Причиной стал мировой кризис, хотя экономические трудности начались еще раньше. Экономика Турции сжалась на 9,9% во II квартале 2020 г. Турецкая лира быстро падает к доллару, инфляция усиливается. Если бы выборы проходили в июле, Эрдоган проиграл бы мэрам Анкары и Стамбула, представителям оппозиционной Республиканской народной партии.

Режим пытается найти ответ в сфере военно-патриотической пропаганды: «Мы возвращаемся, мы – Османская империя, мусульманская сверхдержава». Турецкую военную экспансию в Ливии поддерживает 60% турок, антикурдские операции в Сирии пользуются поддержкой 75% граждан.

Но вообще-то Эрдоган стремится избегать крупных военных конфликтов. В Сирии 5 марта Турция и Россия заключили договор о прекращении огня. В Ливии ведутся переговоры между правительством в Триполи и его оппонентами о совместной эксплуатации нефтяных месторождений. Стратегия Эрдогана состоит не столько в воссоздании Османской империи, сколько в провоцировании скандалов и напряженности в расчете на внутреннюю аудиторию. Угрожать и хвастаться, а затем спускать конфликты на тормозах через компромиссы.

Что это значит для России?

В трех конфликтах – в Ливии, Сирии и на Южном Кавказе – Россия выступает в качестве союзницы оппонентов Турции. Когда две державы, интересы которых вступают в противоречие, по схожим причинам «встают с колен», это опасно. Но Россия и Турция не заинтересованы в серьезной конфронтации – хотя бы потому, что товарооборот между странами составляет около $30 млрд. Экономическое партнерство купирует военно-политические противоречия.

И все же противоречия сохраняются. Россия и Турция уже несколько раз стояли на пороге большого конфликта – в 2015 г., когда турки сбили российский самолет, и весной 2020 г., когда турецкие беспилотники расстреливали технику союзников России – Асада в Сирии и Хафтара в Ливии. Вопрос в том, как далеко зайдут эти конфликты, все больше сливающиеся в одно целое.