Инфляция с поправкой на вирус

Как коронакризис влияет на точность оценок динамики потребительских цен
Евгений Разумный / Ведомости

С началом коронакризиса аналитики столкнулись с неопределенностью изменения многих экономических показателей – и, соответственно, с недоверием обывателей, да и некоторых специалистов. Точность измерения вообще снижается во время кризисов – т. е. именно тогда, когда потребность в надежных оценках наиболее велика. Но текущий кризис выделяется даже на этом фоне: он аномально скоротечен и во многом вызван неэкономическими причинами.

Бросающиеся в глаза проблемы измерения связаны с построением индексов потребительских цен (ИПЦ). Во-первых, с началом карантина резко изменилась структура потребительских расходов. Особенно сильно снизилось потребление услуг, а также приобретение ряда непродовольственных товаров. Структура потребительских расходов определяет веса, с которыми при построении ИПЦ учитывается динамика цен и тарифов на отдельные товары и услуги. Если во время кризиса использовать докризисные веса, получим искаженные оценки динамики стоимости жизни. Чтобы учесть изменения структуры потребительских расходов, необходимы результаты обследований бюджетов домашних хозяйств. Но эти обследования проводятся в квартальном режиме, а для построения новой системы весов на их основе требуется дополнительное время. В результате обновление весов с целью учета кризисных реалий возможно, лишь когда скоротечный коронакризис уже закончится.

В соответствии с действующей методологией уточнения весов вслед за изменением структуры потребительских расходов производятся в России ежегодно с началом календарного года. Более частые уточнения весов в мире не практикуются, поскольку это чревато возникновением искажений по причинам, связанным с нюансами методов. Ситуация усугубляется тем, что во всем мире однажды опубликованные оценки ИПЦ впоследствии не уточняются. Другими словами, статистика потребительских цен сразу пишется набело, без черновиков. Это означает, что оценки динамики потребительских цен, доступные нам в ходе кризиса, неизбежно искажены. Чтобы понять направление и масштаб искажений, необходимо проведение специального исследования.

Во-вторых, некоторые товары и услуги, цены и тарифы которых учитываются при построении ИПЦ, перестают быть доступными потребителям. С точки зрения измерения инфляции карантин в первые месяцы коронакризиса напоминает плановую экономику с ее вечным дефицитом, когда свободно приобрести многие товары и услуги было невозможно. Как в такой ситуации строить индексы цен? Как их интерпретировать? Казалось бы, можно строить индексы лишь на основе цен и тарифов тех товаров и услуг, которые доступны потребителям, используя веса, основанные на фактической (кризисной) структуре потребительских расходов. Но выше было показано, что в режиме реального времени это невозможно.

Это значит, что в процессе кризиса можно использовать лишь докризисную корзину с докризисными весами. Но где взять ценовые котировки на товары и услуги, ставшие недоступными потребителям? Единственный выход – в их доопределении (импутации) в соответствии с некоторым алгоритмом. Каким бы ни был этот алгоритм, он порождает неопределенность оценок динамики потребительских цен. Это, в принципе, можно сделать по окончании кризиса, но проведение такого анализа не является задачей статистической службы.

В-третьих, даже в периоды стабильного (некризисного) развития, цены и тарифы на потребительские товары и услуги меняются по-разному. Но во время кризисов (а нынешний – самый резкий в богатой негативными событиями истории современной России) такие расхождения кардинально увеличиваются. Что-то начинает резко дорожать, а что-то – дешеветь. В такой ситуации динамика сводного ИПЦ, учитывающего все потребительские товары и услуги, сильнее зависит от нюансов методики его построения – таких, как выбор индексной формулы, степень охвата корзиной всего множества товаров и услуг, алгоритмы импутации данных и многие другие. Так, при построении ИПЦ на протяжении 2020 г. используются веса, основанные на информации о структуре потребительских расходов за два года – с IV квартала 2017 г. по III квартал 2019 г. Для построения ИПЦ в 2021 г. этот двухлетний интервал будет сдвинут на год вперед и т. д. Это значит, что докризисные и кризисные реалии будут существенно влиять на веса, с которыми российские ИПЦ будут строиться вплоть до конца 2022 г., что будет искажать динамику текущих оценок российской инфляции.

В-четвертых, начало коронакризиса в нашей стране сопровождалось ожиданиями резкого всплеска инфляции, в частности из-за снижения курса рубля вследствие падения мировых цен на нефть. При этом чем выше темпы инфляции, тем ниже точность их измерения. Хорошая новость в том, что серьезного всплеска инфляции не произошло, иначе масштаб неопределенности динамики ИПЦ мог бы быть значительно большим.

Таким образом, в динамике российского ИПЦ во время коронакризиса имеется неустранимая неопределенность. Масштаб ее невелик, поскольку не было всплеска инфляции. Но изменение потребительских цен за весь период коронакризиса, т. е. от момента, предшествовавшего введению ограничений, до времени, когда ситуация на потребительском рынке в целом восстановится, можно будет измерить достаточно точно. Это обусловлено тем, что по окончании коронакризиса можно ожидать устранения основных перекосов структуры потребительских расходов и возвращения на рынок товаров и услуг, недоступных во время кризиса.