Налог на профессиональный доход сработал

Уже больше 1 млн человек ведут бизнес как самозанятые
Евгений Разумный / Ведомости

К концу первого полугодия 2020 г. количество самозанятых граждан в России выросло в 10,5 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Теперь более миллиона человек в стране зарегистрированы в качестве самозанятых и суммарно заработали уже 130 млрд руб.

Вначале, с 1 января 2019 г., налог на профессиональный доход (НПД) вводился в качестве эксперимента в четырех регионах – Москве, Московской и Калужской областях, а также Республике Татарстан. Постепенно к первопроходцам присоединялись другие субъекты Федерации, а с августа этого года НПД распространился на всю страну. Почти половина самозанятых сегодня приходится на Москву, где, по данным мэрии, за первое полугодие 2020 г. их число выросло на 70%.

Резкий рост зарегистрированных отчасти объясняется эффектом низкой базы, но даже при этом статистика впечатляет. Проект НПД выстрелил, хотя многие прочили ему полный провал. Дескать, кто захочет выходить из тени и платить налоги, если годами зарабатывал «без формальностей». Но даже если не брать во внимание возможный страх перед появлением «налога на тунеядство» (дискуссии о котором периодически возобновляются), у граждан есть масса причин стремиться к легитимизации деятельности. Например, необходимость подтверждать официальные доходы при кредитовании, внушать доверие контрагентам и, конечно, «спать спокойно». Перспективу неожиданного появления Федеральной налоговой службы в жизни незаконного предпринимателя еще никто не отменял, а штрафы, пени и судебные разбирательства – вещь малоприятная.

Если сравнивать НПД с другими режимами налогообложения, он ощутимо выигрывает. При работе самозанятого с физическим лицом налог составляет всего 4%, с юрлицом – 6%. У самозанятого нет обязанности платить взносы на пенсионное или медицинское страхование. Есть, конечно, и ограничения: в рамках НПД нельзя зарабатывать более 2,4 млн руб. в год и нанимать сотрудников, нет оплаченных работодателем больничных. В то же время статус самозанятого не лишает права на пособие по уходу за ребенком. За регистрацию положен «подарок» – налоговый вычет в 10 000 руб. Во время пандемии коронавируса к нему добавился дополнительный налоговый вычет в размере МРОТа, которым можно воспользоваться до 31 декабря 2020 г. Более того, самозанятым в этом году вернули около 1,4 млрд руб. уплаченных в 2019 г. налогов. А с 1 сентября 2020 г. они смогут воспользоваться еще и льготным кредитованием, программами обучения и маркетингового сопровождения, заявили недавно в Минэкономразвития.

Пандемия внесла существенный вклад в популярность НПД. С одной стороны, вырос уровень безработицы и высвободившиеся работники «трудоустроили себя сами». С другой стороны, часть работодателей заинтересовалась возможностью перевести своих сотрудников в разряд самозанятых. И хотя такая схема действий – увольнение работника и дальнейшее взаимодействие с ним как с самозанятым – прямо запрещена законом и грозит большими штрафами, работодатели в целях оптимизации налогообложения пытаются обходить формальности.

Однако самая весомая причина популярности режима НПД – это отсутствие административных барьеров в работе. Самозанятому не нужно подавать декларации и обзаводиться контрольно-кассовой техникой. По сути, это свой бизнес без бухгалтера и отчетности. Несложная регистрация проходит в мобильном приложении буквально за 10 минут, чеки на оплату услуг формируются за считанные секунды. Сумма налога рассчитывается в приложении автоматически. В налоговую инспекцию не нужно обращаться вообще. Система, что называется, юзерфрендли. Если у самозанятого нет дохода, то он не платит налогов, не подвергается санкциям или проверкам. Преимущества перед статусом ИП очевидны.

Но есть и слабые места этого механизма, которые могут стать препятствием на пути его дальнейшего масштабирования. Причем даже если не принимать во внимание возможное увеличение ставок налога по НПД, которое нельзя полностью исключить. Первая сложность: невозможность для самозанятых оформлять на себя товарные знаки, что влияет на узнаваемость бренда и ограничивает их в правах по сравнению с юрлицами и даже с ИП. Вторая проблема более серьезна: ФНС обещает уделять особое внимание отношениям бизнеса с самозанятыми, проверяя, не подменяют ли они этим режимом трудовые договоры. Наконец, многие банки включают переводы в пользу самозанятых в рисковую группу переводов. Это чревато не только повышенными комиссиями, но и возможными вопросами в части соблюдения антиотмывочного законодательства. Последние два фактора существенно ограничивают желание бизнеса расширять сотрудничество с самозанятыми. Без решения этих проблем уделом самозанятых останутся лишь услуги физическим лицам, что, конечно, ограничивает потенциал данного налогового режима.

Автор — член экспертного совета Госдумы РФ по самозанятым